Рашагейт оставил свои следы

Мошенническая басня умерла, но ее последствия продолжаются. Последствия Рашагейта сломали политическую систему.

Патрик Лоуренс, в течение многих лет работавший корреспондентом за рубежом, в основном в International Herald Tribune, является обозревателем, эссеистом, автором и лектором, пишет:

«Трем ключевым оперативникам, участвовавшим в создании «Русского дела», предъявлены обвинения в том, что они солгали Федеральному бюро расследований относительно некоторых аспектов «Русского дела». Досье Стила, документ, на котором основывалась большая часть дела против бывшего президента Трампа, теперь разоблачается как никсоновский «грязный трюк», санкционированный и оплаченный кампанией Хиллари Клинтон в 2016 году.

Некоторые ведущие газеты — конечно, не все — заняты в своих архивах, редактируя худшие из лживых материалов, о которых они сообщали в 2016 и 2017 годах как о неоспоримых фактах.

Сейчас речь идет о массовом крахе.

Как и следовало ожидать, есть и те, кто, похоже, намерен держаться, несмотря ни на какие фактические доказательства. Они выходят далеко за рамки Рэйчел Мэддоу из MSNBC, чей послужной список я позволю говорить за себя.

Я имею в виду таких людей, как Дэвид Корн, корреспондент Mother Jones в Вашингтоне, и Дэвид Фрум, штатный писатель The Atlantic. Оба вложили большие деньги в «русиагейт», и оба опубликовали книги, наполненные нелепым, лишенным доказательств бредом, из которого он был сделан.

Корн, Фрум и многие другие, подобные им, сейчас старательно бросают хорошие деньги на плохие, судя по последним публикациям. Вот последняя публикация Корна, а вот — Фрума. Мы видим все ту же избитую комбинацию предположений, бесполезных инсинуаций и фальшивок с ложки, лишенных доказательств, полученных от спецслужб, которые сыграли ключевую роль в разжигании мистификации «Руссиагейт». Да, господа Корн и Фрум, это была мистификация.

Для этих приверженцев такие люди, как ваш обозреватель, склонный к рациональному, незаинтересованному рассмотрению того, что известно, и того, что придумано из воздуха, являются «отрицателями». Странно, что те, кто отрицает установленные факты и истины, называют этим именем тех, кто эти факты и истины принимает.

Но это показатель того, насколько «Русское дело» погрузило нас в глубины Алисы в стране чудес, где что вверху, то внизу, что темно, то светло, что истинно, то должно быть похоронено, а что ложно, то должно быть поднято высоко — где слепота предпочтительнее зрения.

Это подводит нас к главному вопросу, который стоит перед нами сейчас, или к одному из них. Каковы последствия аферы «Россиягейт»? Если она от начала до конца основывалась на лжи, это не значит, что она не заплатила свою цену. Это так. Цена высока, и нам суждено платить ее еще какое-то время.

Нанесенный ущерб

Расследование такого рода должно начинаться с ущерба, который «Руссиагейт» нанесла преобладающему американскому сознанию. Последние пять лет привели американцев к культуре необоснованности, которой они были склонны периодически предаваться на протяжении всей своей истории. Она состоит в равных частях из исконной неуверенности и тревоги, паранойи и иррациональности.

Это одновременно жалкое и опасное состояние. Все сведено к манихейским различиям, характерным для старых вестернов (не говоря уже о большей части голливудской дряни «хорошие парни против плохих парней», которая выходит в наши дни).

В культуре неразумия не осталось ни одной тонкой мысли. Общественное пространство населено позерами, вырезанными и самозванцами. Общественный дискурс, за некоторыми исключениями, в большинстве случаев не стоит того, чтобы на него обращать внимание.

Чтобы понять это состояние, мы должны признать его работой дьявольского альянса, состоящего из коррумпированного руководства Демократической партии, ФБР и других правоохранительных органов, аппарата национальной безопасности и его многочисленных придатков, а также СМИ. Говорить или писать о «Глубинном государстве», контролирующем эту страну, уже не вызывает ни малейшего возражения.

Элитное меньшинство, которое представляет этот альянс, получает свою власть от претензии говорить от имени большинства — абсолютно классический случай «мягкого деспотизма», о котором Алексис де Токвиль предупреждал американцев 190 лет назад. Либеральный авторитаризм — это другое название того, что укрепилось за годы, прошедшие после того, как демократы в середине 2016 года впервые подняли фальшивый призрак российского «взлома» почтовых систем.

По сути, «Руссиагейт» перевернул американскую политику с ног на голову. Именно нелиберальные либералы среди нас, праведные, как старые пуританские священники Новой Англии, теперь преследуют режим цензуры и подавления инакомыслия, который, по крайней мере, столь же суров и антидемократичен, как и тот, который консерваторы применяли во время холодной войны (а на мой взгляд, даже хуже).

Именно они стремятся вовлечь простых американцев в новое, странное идолопоклонство перед властью, не обращая внимания на то, что те, перед кем нацию призывают склониться, на поверку оказываются лжецами, нарушителями закона и пропагандистами.

Культура неразумия

Есть, конечно, и более опасный мир, для создания которого так много сделал «Руссигейт». В культуре необоснованности Глубинное государство имеет обескураживающий послужной список успехов в получении широкой общественной поддержки для любой агрессивной кампании против любой страны или народа, против которых оно хочет действовать.

В этом измерении «Руссиагейт» уничтожил демократов как партию, которая готова противостоять имперскому проекту на его поздней стадии.

О войне с Китаем из-за тайваньского вопроса теперь говорят как о логической возможности. Вашингтон сейчас повышает температуру на границе Украины и России, как он это делал, когда культивировал переворот в Киеве в 2014 году, и это преподносится как разумная политика демократической администрации. Распространенная русофобия является прямым следствием уловки «Руссигейт», а синофобия — ее более уродливым братом и сестрой, уродливым из-за своего расистского подтекста.

Мы имеем активные подрывные операции в Никарагуа, Венесуэле, на Кубе и в Перу — во всех прогрессивных государствах в истинном значении этого термина, и демократы всех мастей — включая «прогрессистов» с необходимыми кавычками — поддерживают каждую из них.

Мы не можем рассматривать это как нечто отличное от возвышения институтов, занимающихся кампаниями тайных уловок — главным образом, но не только ЦРУ — на совершенно неуместные позиции уважения.

Ущерб, нанесенный прессе «Русским делом»… позвольте мне перефразировать это. Ущерб, который нанесла себе пресса в связи с «русским делом», настолько велик, что его трудно точно подсчитать. Сейчас мы наблюдаем, как их авторитет рушится в режиме реального времени.

Те, кто руководит ведущими газетами и сетями, похоже, понимают это, поскольку они спешат защитить то, что осталось от их репутации, предпринимая арьергардные действия, чтобы скрыть свое вопиюще безответственное поведение.

В длинном списке тех, кто поддался ортодоксальной версии «Русского дела», есть несколько потрясающих имен. Среди изданий, которые должны были знать лучше, мы находим Mother Jones, The Nation, The Intercept и Democracy Now! Был ли это конформизм, давление со стороны спонсоров или чревовещателей Демократической партии, или какая-то комбинация идеологии, невежества и неопытности заставила их перевернуться?

The Atlantic, The New Yorker, крупные ежедневные газеты, телеканалы — все они в той или иной степени дискредитированы, и им остается только переписывать информацию в своих архивах, отрицать ее в режиме «кукурузник-фрум» или молчать. Ни один из них не подойдет: Они никогда не смогут вернуть утраченные позиции, если сначала не признают, что они сделали, а об этом, похоже, не может быть и речи.

Упущение

Особенность корпоративной прессы — и «прогрессивной» прессы, как только что было сказано, — которая поражает меня сейчас больше всего, это ее бездействие.

Подумайте об этом: Длительные слушания на Капитолийском холме, в ходе которых ведущие русофобы Демократической партии под присягой признают, что у них никогда не было никаких доказательств, о которых они так долго заявляли, остаются без внимания. О крахе досье Стила не сообщается в «Нью-Йорк Таймс» и других крупных ежедневных газетах.

Отсюда рукой подать до всего остального, что заслуживает внимания, но осталось за кадром: крах дела против Джулиана Ассанжа (против которого раздули «русиагейт»), крах дела о химическом оружии в Сирии, все вышеперечисленные тайные диверсии.

Сейчас это массовое неисполнение долга, и именно «Руссиагейт» дал лицензию на это предательство.

Основные средства массовой информации приближаются к тому моменту, когда они упускают больше из виду мир, в котором мы живем, чем сообщают. Это проигрышное предложение в среднесрочной перспективе — отчаянная, последняя стратегия защиты «нарратива», который просто больше не работает. Я считаю, что ускорение этой тенденции связано с отравленной информационной средой, которую во многом породило «русское дело».

В судьбе СМИ после «Русского дела» есть и положительный аспект, и постоянные читатели этой колонки, возможно, уже догадались, к чему я веду. Катастрофа, которую «Руссиагейт» обернулся для корпоративной прессы, сетей и «левой» — с кавычками — прессы, возложила на независимые СМИ, такие как Consortium News, большую новую ответственность, и они, в общем и целом, справились с этой задачей. Их роль в сохранении правды о фальсификации «Русского дела» невозможно переоценить.

По сути, мы являемся свидетелями исторически значимой трансформации в том, как американцы получают новости и аналитические материалы. Этот постепенный процесс — прекрасная вещь. Со временем независимые СМИ смогут сыграть такую же важную роль в устранении всеобъемлющего ущерба от «русиагейта», как и традиционные СМИ в его зарождении и углублении.»

https://consortiumnews.com/2021/12/01/patrick-lawrence-obituary-for-russiagate/

 

Источник

1, 1

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Смотрите также

  • Степан Демура — Сити Класс — Запись семинара финансового гуру 19 апреля 2018Степан Демура — Сити Класс — Запись семинара финансового гуру 19 апреля 2018
    Запись семинара 19 апреля 2018 г. Жесткий экономический обзор без купюр и прогнозы по рынку от знаменитого финансового аналитика Степана Демуры. В программе: — Российская экономика сегодня: «хрупкое дно» или еще есть, куда падать: — Основные вызовы и угрозы для российской экономики; — Какие события определили и будут определять экономическую …
  • Пережил все, не пережил изоляцию — паб с 454-х летней историей закрываетсяПережил все, не пережил изоляцию — паб с 454-х летней историей закрывается
    Один из старейших пабов в Англии, историческое место в центре Оксфорда, впервые открывшийся в 1566 году, уже более 450 лет обслуживающий студентов, ученых и писателей и переживший, среди прочего, гражданскую войну, просто войны, экономические кризисы, бубонную чуму в Европе, много чего еще закрывается позже. В этом месяце из-за так называемой …
  • Три сценария — Каким будет 2022 год
    И Россия, и мир закончили 2021 год в состоянии еще большей неопределенности, чем год назад. Понятно только одно: события в мировой экономике и на фондовом рынке, как и последние два года, будут определяться коронавирусом. С помощью экономистов мы составили три сценария развития событий на 2022-й — как будет складываться обстановка …
  • Требование к студентам вакцинироваться попирает медицинскую этикуТребование к студентам вакцинироваться попирает медицинскую этику
    Текущие университетские предписания по вакцинации нарушают медицинскую этику. Доктор Хериати — профессор психиатрии и директор Программы медицинской этики Калифорнийского университета в Ирвине, выступил на странице The Wall Street Journal. Автор пишет: «Около 450 колледжей и университетов США, включая наши учебные заведения, объявили политику, согласно которой все студенты должны пройти полную …
  • Принцип НеПарето в управлении временем и задачами — Nick PoulПринцип НеПарето в управлении временем и задачами — Nick Poul
    Сегодня я хотел бы обратится кратко к вопросам так называемого «тайм-менеджмента», как принято называть ныне вопросы планирования собственного рабочего времени. Есть множество методик, которые вызывают еще большее количество вопросов, нежели само количество этих самых методик: Принцип Парето, Матрица Эйзенхауэра и т.п. К примеру, всем известен принцип Парето, который кратко можно …