Мне нужны алгоритмы, которые будут зарабатывать, пока я сплю

«Я не хочу беспокоиться о рынке каждую минуту: мне нужны алгоритмы, которые будут зарабатывать, пока я сплю». История Джима Саймонса — создателя миллиардной инвестиционной компании Renaissance Technologies и фонда Medallion, который не теряет деньги даже во время кризисов.

Мне нужны алгоритмы, которые будут зарабатывать, пока я сплю

Джим Саймонс прошёл путь от математика до основателя Renaissance Technologies, которая управляет активами в размере $68 млрд. Саймонса называют одним из лучших инвесторов всех времён, а его компанию — самым успешным хедж-фондом в истории. Причиной успеха стала изобретённая им модель инвестирования: Саймонс отказался от интуитивных и эмоциональных вложений и доверился математическим моделям и алгоритмам, которые прогнозируют цены и ищут самые перспективные сделки на рынке.

О том, как Джим Саймонс пришёл от «парня, который на самом деле не знает, что делает», к состоянию в $23,5 млрд — в этом материале.

Детство и погружение в математику
Джим Саймонс родился в 1938 году в семье Марсии и Мэтью Саймонса в Ньютоне, штат Массачусетс. По словам Саймонса, увлекаться математикой он начал в раннем детстве, изучая парадоксы Зенона, а в два-три года Джим уже мог возводить простые числа в квадрат. В 14 лет Саймонс подрабатывал кладовщиком в магазине садовых принадлежностей на каникулах, но был так рассеян, что его понизили до уборщика. Однажды отец сказал Саймонсу, что в машине может закончиться бензин. Джим был встревожен от того, что это никогда раньше не приходило ему в голову. Тогда он подумал о том, что можно использовать только половину бензина, делать так снова и снова вечно, и бензин никогда не закончится. Эта мысль поразила мальчика — так математика стала частью жизни Саймонса.

Образование и начало карьеры
В 1955 году Саймонса приняли в Массачусетский технологический институт (MIT), где он изучал математику и в 1958 году получил степень бакалавра. Саймонс не сомневался, что хочет связать свою жизнь с этой наукой. Шесть лет спустя (Саймонсу было 23) он получил докторскую степень и начал академическую карьеру.

С 1964 по 1968 год Саймонс преподавал математику в Гарварде и МIT, в 1968-м получил должность председателя математического факультета в Университете Стоуни-Брук.

Кроме того, с середины 1960-х Саймонс занимался дешифровкой секретных кодов для Агентства национальной безопасности США. Условия работы казались Саймонсу заманчивыми: по его словам, там много платили, первую половину дня можно было тратить на работу, а вторую — на собственные исследования.

В 1968 году Саймонс лишился работы в АНБ. «Шла война во Вьетнаме, а главный руководитель этой организации был её фанатом. Он написал статью в The New York Times о том, как США выиграет войну, а я считал её бестолковой», — рассказывает Саймонс. Он осудил вьетнамскую кампанию в комментарии для Newsweek, рассказал об этом начальнику — и спустя 15 минут его уволили из АНБ.

Следующие десять лет Саймонс возглавлял кафедру математики в Университете Стоуни-Брук и одновременно упражнялся в торговле товарными фьючерсами — контрактами на покупку или продажу какого-либо товара в будущем, но по текущей рыночной цене.

Самая известная работа Саймонса — статья 1974 года «Характеристические формы и геометрические инварианты», которую он написал в соавторстве с китайско-американским математиком Черном Шиинг-Шеном. По мнению Institutional Investor, это важный прорыв в геометрии, который впоследствии стал известен как теория Черна-Саймонса.

В 1976 году, в возрасте 38 лет, Саймонс получил премию Веблена за работу по многомерным поверхностям, минимизирующим площадь, и характеристическим формам.

Первые инвестиции: трубы, соя и золото
В 1961-м он вместе с несколькими однокурсниками из МIT вложил деньги в компанию по производству напольной плитки. По другим данным, соинвестором Саймонса стал его отец: во время роста спроса на трубы из ПВХ компания занялась их производством, это и принесло партнёрам прибыль.

В том же году Саймонс женился. На $5000, подаренных на свадьбу, они с супругой купили несколько акций в отделении банка Merrill Lynch в Сан-Франциско, которые, как казалось Саймонсу, будут расти в цене. Но они месяцами стояли на месте: не росли и не падали.

Тогда Саймонс вернулся в офис Merrill Lynch и спросил, есть ли у них что-нибудь более «волнующее». Там посоветовали купить фьючерсный контракт на соевые бобы — цена на него составляла $2,5.

Merrill Lynch думала, что она вырастет до $3,5. Саймонс знал об акциях, но никогда раньше не имел опыта с фьючерсами. Несмотря на это, он купил два контракта, и цена на бобы подскочила меньше чем за неделю.

Саймонсу удалось заработать около $3000. По его словам, это было действительно волнующе. Но именно тогда он совершил свою первую ошибку как инвестор.

Коллега сказал Саймонсу, что он должен продавать фьючерсы на сою, чтобы зафиксировать прибыль, но Саймонс проигнорировал совет. Цена снова пошла вниз, и Саймонс продал фьючерсы, оставшись в небольшом убытке. Тогда он подумал, что нужно было использовать позицию меньшего размера и удерживать её дольше.

И купил ещё один фьючерсный контракт на сою. Саймонс каждое утро приходил на биржу, чтобы посмотреть на цену. Со временем его позиция вышла в плюс.

«Но я понял, что мне нужно выбрать: либо я торгую соей, либо пишу диссертацию», — вспоминал Саймонс. Поэтому он продал тот фьючерсный контракт, получил небольшую прибыль и на некоторое время забросил торговлю. Защитил диссертацию и в 1964 году получил работу преподавателя в МIT.

Мне нужны алгоритмы, которые будут зарабатывать, пока я сплю
Саймонс крайний слева

Позже Саймонс попытался ещё раз заработать на бирже. После того как в 1974 году Конгресс США восстановил право американцев легально владеть золотом, цены на него начали расти. Саймонс открыл крупную позицию по золоту, разделив риски пополам.

Половина позиции принадлежала Ленни Бауму — лучшему в мире криптоаналитику, по мнению Саймонса, а половина — ему самому. Цена на золото тогда составляла $200,5 за унцию. Когда она дошла до $550, Саймонс продал свою половину, но цена продолжила рост и дошла до $800. Тогда Саймонс узнал, что люди выстраиваются в огромные очереди, чтобы продать золото.

После этого Саймонс сразу же позвонил Бауму, и он продал позицию примерно за $810. На следующее утро цена выросла ещё немного, но к концу дня цена упала до $650. Рынок рухнул и падал до тех пор, пока цена не вернулась к отметке $250–300.

«Это была чистая удача! Повезло, что мне в голову пришла мысль, что если все что-то продают, то это, наверное, подходящее время, чтобы тоже продать. Но это была удача, просто удача», — рассказывает Саймонс.

Renaissance Technologies и её самый успешный фонд: история и принципы торговли
Джим Саймонс занимался не прикладной, а теоретической математикой — её самой непрактичной формой. Тем не менее Саймонс и его коллеги изменили подход инвесторов к финансовым рынкам.

В 40 лет он покинул академический мир. Саймонс отказался от карьеры в науке, так как был недоволен своими научными исследованиями. «Я проработал над одной проблемой два года, но так ни к чему и не пришёл», — рассказывает инвестор.

По мнению Саймонса, в этом и есть математика — никогда не знаешь, куда она приведёт.
В то время некоторые инвесторы и учёные считали движения рынка случайными, утверждая, что вся возможная информация уже заложена в цены, а подтолкнуть их вверх или вниз могут только непредсказуемые новости.

Саймонс разработал свою схему работы. Он привык тщательно изучать большие наборы данных и наводить порядок там, где другие видели хаос. Математик пришёл к выводу, что изменения цен имеют определённые закономерности и их можно предсказывать так же, как и погоду.

Появление Monemetrics и Limroy
В 1973 году компания по производству напольной плитки и труб, в которую он вложил ранее, была продана. У Саймонса появились свободные деньги, чтобы заняться торговлей валютой. Через пять лет он покинул Стоуни-Брук и основал инвестиционную компанию Monemetrics и частный инвестиционный фонд Limroy.

Саймонс понял, что может использовать математические модели для анализа финансовых данных. Он обратился за помощью к знакомым криптографам и математикам — Элвину Берлекэмпу и Ленни Бауму, бывшим коллегам из АНБ, а также профессорам Стоуни-Брук Генри Лауферу и Джеймсу Эксу.

Саймонс с Баумом успешно инвестировали около $4 млн для себя и нескольких инвесторов, полагаясь на несовершенные торговые модели и собственные инстинкты. Однако серия побед оборвалась, когда Саймонс начал торговать фьючерсами на облигации. Убытки превысили $1 млн.

По словам WSJ, Саймонс тяжело пережил спад. Однажды сотрудник Monemetrics Грег Халлендер нашёл его лежащим на диване в своём офисе. «Иногда я чувствую, что я всего лишь парень, который на самом деле не знает, что делает», — сказал Саймонс. Халлендер даже беспокоился, что его босс склонен к суициду.

В 1982 году название Monemetrics сменили на Renaissance Technologies. Сейчас Renaissance Technologies — это инвестиционная компания, которая торгует на мировых финансовых рынках, строго придерживаясь математических и статистических методов, которые она не раскрывает.

Я не хочу беспокоиться о рынке каждую минуту.
Мне нужны модели, которые будут зарабатывать деньги, пока я сплю.
Джим Саймонс

Колебания цен, прогноз погоды и лунные фазы
Чтобы компьютеры Renaissance находили колебания цен за большие промежутки времени, Саймонс вместе с Эксом собирали и анализировали едва ли не любые данные:
Историю процентных ставок.
Цены закрытия основных валют.
Колебания цен на драгоценные металлы.
Возможное влияние солнечных пятен и лунных фаз на рынки и другую информацию.

Экс даже заключил сделку с сотрудником AccuWeather, чтобы изучить историю погоды в Бразилии: хотел узнать, может ли она подсказывать цены на кофе.

Он же задумал привлечь кого-то с опытом разработки стохастических уравнений — они позволяют делать прогнозы с использованием случайных данных. В Renaissance Technologies появился Рене Кармона, профессор Калифорнийского университета в Ирвине. Такие уравнения были его специальностью, правда, Кармона мало разбирался в инвестировании.

Цель работы заключалась в том, чтобы изобрести математическую модель
и использовать её как основу для вывода, чтобы быть правым не всегда, но достаточно часто.
Рене Кармона

Саймонс и его коллеги использовали простые линейные регрессии, основной инструмент прогнозирования, который анализирует взаимосвязи между двумя наборами данных или переменных, в предположении, что эти отношения останутся линейными.

Кармона посчитал, что колебания цен не были линейными, и решил, что им нужны стохастические зависимости, устанавливающие соответствия между случайными переменными, которые могли бы прогнозировать изменения в рыночных данных.

Идея Кармоны была в том, чтобы компьютеры искали взаимосвязи во всех данных, накопленных Саймонсом. Но в таком случае команде понадобилось бы гораздо больше данных, чем было. Она использовала компьютерные модели, чтобы сделать обоснованные предположения относительно того, чего не хватало.

Так в Renaissance Technologies начали использовать сложные алгоритмы, которые прогнозируют колебания рынка на основе цен в прошлом.

За десять лет с момента основания фонд Саймонса Limroy увеличил первоначальный капитал в 25 раз, занимаясь всем — от венчурного инвестирования до торговли валютой.

Medallion — фонд, который зарабатывает даже в кризис
В 1988 году Саймонс закрыл Limroy и запустил фонд для фьючерсной торговли Medallion. Занимаясь торговлей фьючерсами, фонд вырос на 8,8%, но в 1989 году терял деньги, пока Саймонс не прекратил торговлю в июне.

Саймонс и его партнёры полгода перестраивали стратегию Medallion. Фонд перешёл к краткосрочной фьючерсной торговле и высокочастотному трейдингу (High Frequency Trading). Обычно фонды долго держали позиции — по несколько дней и даже недель. Математики Саймонс и Берлекэмп решили, что чем «короче» торговля, тем проще алгоритмам будет предсказать события на рынке.

В 1990 году, сосредоточившись исключительно на краткосрочной торговле, Medallion получил 56% прибыли за вычетом комиссионных.

Со временем Medallion перестал принимать взносы от новых инвесторов и увеличил пошлины для вкладчиков фонда — с 5% активов и 20% прибыли до 5% и 44% соответственно. В 1993 году в активах Medallion было около $270 млн.

«Я был уверен, что модели будут работать лучше. Но я не думал, что они будут настолько хороши, как сейчас», — говорит Берлекэмп, один из математиков в команде Саймонса.

К 1994 году Renaissance, которая начинала с командой из 12 человек, насчитывала 36 сотрудников, Medallion торговал 40 видами ценных бумаг вместо прежних 12.

В период с 1990 по 2000 год фонд получил «впечатляющую» прибыль, хотя 24 месяца из 120 Medallion находился на спаде, пишет Bloomberg. В следующем десятилетии фонд терял деньги лишь в трёх месяцах, несмотря на крах доткомов, финансовый кризис 2008 года и другие события. Каждый из этих месячных убытков составлял менее 1%.

Как зарабатывает Medallion
Алгоритмы и стратегии, которые использует фонд, находят отдельные закономерности в данных и используют каждую из них так, чтобы получить небольшую прибыль.

По мнению Institutional Investor, Medallion зарабатывает примерно как казино. Не все сделки гарантируют высокий доход, но мелких выигрышей оказывается достаточно, чтобы приносить фонду большую прибыль.

«Если вы потенциально совершаете сотни тысяч или миллионы сделок, даже небольшая прибыль на сделку оборачивается большой суммой», — объясняет Кэмпбелл Харви, профессор финансов в Школе бизнеса Fuqua.

Трейдеры Renaissance Technologies используют примерно такой алгоритм действий:
Они оценивают финансовые инструменты на основе сложных математических моделей и собственных алгоритмов.
Находят два разных инструмента, один из которых относительно дорог, а другой — относительно дёшев.
Покупают один и продают другой, делая ставку на то, что в какой-то момент цены должны вернуться к надлежащему уровню.
Руководствуясь этими моделями, трейдеры быстро покупают и продают множество фьючерсных контрактов, включая физические товары, финансовые инструменты и валюты.

Много компьютеров и эксцентричные сотрудники: что происходит внутри Renaissance Technologies
Renaissance Technologies управляет активами на $68 млрд к 2020 году. Её называют одной из самых успешных и секретных компаний в мире.

Компьютеры Renaissance Technologies — одни из самых мощных в мире, отмечает Bloomberg. Соответственно, у сотрудников компании больше данных, которые они получают быстрее, чем остальные.

В их распоряжении больше оснований для повышения точности прогнозов и лучшие модели распределения капитала. Кроме того, в Renaissance Technologies уделяют пристальное внимание стоимости сделок и тому, как их собственная торговля двигает рынки.

Порог входа в этом бизнесе достаточно высок.
Только чтобы начать, вам нужны огромные базы данных, компьютеры и так далее.
Но если у вас есть какая-то идея, вы её протестировали и считаете, что она хороша, — вперёд и удачи.
Джим Саймонс

Почти никто не знает, что происходит внутри Renaissance Technologies, пишет Bloomberg, но некоторые сотрудники довольно эксцентричные. Питер Браун, один из руководителей, обычно спит на кровати в своём кабинете. Его коллега Роберт Мерсер редко говорит — легче услышать его свист, чем голос, отмечает издание.

По оценкам Bloomberg Billionaires Index на 2020 год, чистый капитал Саймонса, который владеет половиной компании, — $20 млрд. Генри Лауферу принадлежит следующий по величине пакет акций (25% по предположениям Bloomberg). Состояние Брауна и Мерсера превышает сотни миллионов долларов.

Научный опыт Саймонса распространился по всей Renaissance Technologies, которая известна тем, что нанимает людей с докторской степенью по математике и физике, а не традиционных игроков Уолл-стрит.

У нас есть один парень, который имеет докторскую степень в области финансов.
Мы не нанимаем людей из бизнес-школ. Мы не нанимаем людей с Уолл-стрит.
Мы нанимаем людей, которые отлично разбираются в науке.
Джим Саймонс

Наиболее прибыльным из фондов, которыми владеет компания, остается Medallion. Он закрыт для новых инвесторов с 1993 года, а пайщиками фонда могут быть только 300 сотрудников компании и несколько сторонних лиц, которые попали в него на самом старте.

Фонд принёс около $55 млрд прибыли с момента основания в 1988 году по 2016 год, согласно данным Bloomberg.

Medallion не мешает расти даже кризис. По данным Wall Street Journal, до 24 апреля 2020 года Medallion вырос на 24%, несмотря на то, что фондовый рынок упал на 11%.

Другие фонды Renaissance Technologies в 2020 году не добились таких успехов: Renaissance Institutional Equities Fund, Renaissance Institutional Diversified Alpha и Renaissance Institutional Diversified Global Equities Funds упали на 7–9% на 17 апреля 2020 года.

Журналист WSJ и автор книги о Саймонсе “The Man Who Solved The Market” Грегори Цукерман говорит, что большой разрыв в доходности можно объяснить различиями в стратегии фондов.

По информации WSJ, Medallion использует краткосрочную количественную торговую стратегию для нескольких классов активов: глобальные акции, фьючерсы, сырьевые товары и валюты.

Renaissance Institutional Equities Fund торгует только акциями и долго их держит. Фонд Renaissance Institutional Diversified Alpha торгует акциями, деривативами и различными инструментами на мировых фьючерсных и форвардных рынках.

Помимо успешных решений Renaissance Technologies, Саймонс рассказывал и об ошибках компании. Например, Renaissance Technologies несколько лет инвестировала в фонд Бернарда Мейдоффа, но Саймонс заподозрил его в махинациях и забрал деньги.

«Я не понимал, что он делает, но мне просто не нравилось, как это выглядит. Мы не смогли разобраться, как он работает, и потому отозвали свои инвестиции», — говорил о фонде Мейдоффа инвестор.

В 2008 году выяснилось, что инвестиционный фонд Бернарда Мейдоффа был одной из крупнейших финансовых пирамид в истории.

Благотворительность: на что жертвует деньги Саймонс
Джим Саймонс вышел на пенсию в 2010 году. В 2020-м он неуправляющий директор Renaissance Technologies.

В 1994 году математик и его жена Мэрилин основали фонд Саймонса. По данным на 2020 год, инвестор выделил на благотворительность уже $2,7 млрд.

Организация поддерживает проекты, связанные с образованием и здравоохранением, а также исследованиями в области математики и естественных наук.

Фонд спонсирует Math For America, некоммерческую организацию, миссия которой — улучшение математического образования в государственных школах США. Кроме того, Саймонс поддерживает исследования аутизма.

Фонд Саймонса пожертвовал $150 млн Университету Стоуни-Брук в 2011-м. Это был самый большой подарок государственному университету в истории штата Нью-Йорк.

Источник

 

Источник: Финансовый Парфюмер

1, 1

Смотрите также

  • Мощнейший за два года обвал на глобальных рынкахМощнейший за два года обвал на глобальных рынках
    По итогам пятницы снижение S&P500 составило почти 4% за неделю – это самое сильное падение с 4 января 2016 (и минус 2.1% за день – последний раз сильнее падали только 9 сентября 2016). С 2012 года (т.е. за 6 лет) более масштабное снижение было лишь три раза (14 мая 2012, …
  • Свой путь, ведущий в никуда: как пандемия ускорила смерть свободного рынкаСвой путь, ведущий в никуда: как пандемия ускорила смерть свободного рынка
    Локализация производства, идея «моя страна прежде всего» и государственный капитализм вместе взятые имеют колоссальные негативные последствия для экономического роста, занятости, рынков и самой ткани социума, считает главный экономист и директор по инвестициям Saxo Bank Стин Якобсен. За последние три десятка лет после окончания холодной войны, и особенно после эпохального вступления …
  • Перестройка глобального нефтяного рынкаПерестройка глобального нефтяного рынка
    США попытаются использовать энергетический кризис для усиления своих позиций на рынке, более того, США вероятно будут единственными, кто избежит значительного сокращения добычи нефти. Срыв сделки ОПЕК+ более, чем вероятен, т.к. США проигнорируют директивные установки и квоты. Если сделка упирается только (или преимущественно) в позицию США, то никакой сделки не будет, …
  • Хроники апокалипсиса — Часть 1Хроники апокалипсиса — Часть 1
    28 февраля войдет в историю, как самый активный (по обороту торгов), как один из самых волатильных (последние аналоги в октябре-ноябре 2008) и как самый драматический день (в топ 10 самых стремительных обвалов за 100 лет рынка). Пятница 28 февраля принесла новые невероятные рекорды. Это была всепоглощающая, всепроникающая и опустошающая паника …
  • Текущая ситуацияТекущая ситуация
    7, 1