Измерение пульса ослабевающей экономики

Измерение пульса ослабевающей экономикиКорпоративные бай-бэки представляют собой ключевую аналогию для экономики в целом. Центральные банки уже в течение 9 лет проводят большой эксперимент, и совсем скоро мы выясним, оказался ли этот эксперимент успешным или нет. В течение девяти беспрецедентных лет центральные банки вдавливали в пол педаль монетарного стимулирования: почти нулевые процентные ставки, монументальная скупка суверенных долгов, ипотечных ценных бумаг, акций и корпоративных облигаций, впрыск триллионов долларов, юаней, йен и евро в глобальную финансовую систему – и все это во имя продвижения “синхронизированного глобального экономического восстановления”, которое во многих странах остается самым слабым после окончания Второй мировой войны.

Две цели этого беспрецедентного стимулирования таковы:

1) перетягивание потребления из будущего

2) создание “эффекта богатства” с тем, чтобы владельцы дорожающих активов, почувствовав себя более богатыми, стали бы охотнее брать кредиты и потреблять, что должно было бы привести к возникновению самоподдерживающегося добродетельного цикла экономической экспансии.

Федеральный Резерв наконец начал сокращать свои программы стимулирования в виде удерживания почти нулевых процентных ставок и скупки облигаций, и идея заключается в том, что “экономическое восстановление” теперь достаточно устойчиво, чтобы продолжаться без чрезвычайных монетарных стимулов последних девяти лет. Продолжится ли “синхронизированное глобальное экономическое восстановление” по мере роста процентных ставок и в условиях сокращения объемов скупки активов центральными банками? Руководители монетарных регуляторов и экономисты излучают показную уверенность, сами же они, затаив дыхание, пытаются понять, является ли текущее экономическое восстановление самоусиливающимся? 2018 год – это первый год тестирования. Цены акций, облигаций и недвижимости остаются на уровнях, крайне переоцененных согласно традиционным метрикам, и большинство экономик мира по-прежнему растут весьма скромно. Но так как прочие главные центральные банки мира только недавно стали “сужать”/сокращать покупки ценных бумаг, настоящий тест начнется только сейчас.

Пульс валюаций активов и производственной экспансии ослабевает. Валюации активов либо больше не растут, либо активно снижаются; повсюду рынки ощущают чувство тяжести, как будто все, что им нужно, — это один хороший толчок, чтобы обрушиться вниз. Хваленый “эффект богатства” оказался чрезвычайно асимметричным: только те 5% самых богатых представителей общества, кто владел достаточным объемом активов, увидели значимый рост своего богатства – именно они и выиграли от этой экономической экспансии, которой впору дать название популярной песни “победитель забирает все”. В результате огромный прирост стоимости активов практически не повлиял на нижние 80% граждан, владеющих совсем небольшим количеством активов, и оказал лишь незначительное влияние на “средний класс” между нижними 80% и верхними 5% населения.

Между тем, перетягивание потребления из будущего истощило это будущее потребление и сократило пул кредитоспособных заемщиков. Будущее потребление в настоящее время опирается на шаткую основу, состоящую из находящихся не в лучшей форме покупателей и относительно малого количества молодых людей, формирующих новые домохозяйства, которые также имеют высокие доходы и хорошую кредитоспособность.

Реальность, которую никто не осмеливается признать, заключается в том, что “экономическое восстановление”, основанное не на росте производительности труда и инновациях, а на дешевом кредите и искусственно простимулированном “эффекте богатства”, было по своей сути слабым, поскольку стимулы вытеснили производительную экономику в пользу финансиализированной, спекулятивной экономики и создали порочную мотивацию к чрезмерным заимствованиям и чрезмерным потребительским тратам. Эти чрезмерные потребительские траты, ставшие возможными благодаря перетягиванию спроса из будущего, создали иллюзию экономического роста в стагнирующей экономике растущего имущественного неравенства.

Но когда вы заимствуете из будущего, чтобы потратить деньги сегодня, случается забавная вещь – это будущее в итоге наступает, и теперь мы находим, что пул спроса оказался истощен во имя абсурдной цели монетарных регуляторов “никакой рецессии сейчас или когда-либо позже”. Корпоративные бай-бэки представляют собой ключевую аналогию для экономики в целом: в условиях, когда выручка, производительность и прибыль компании стагнируют, эта компания начинает брать кредиты, погашение которых планируется осуществлять из будущих доходов, чтобы покупать акции на рынке, повышая тем самым их цену и создавая иллюзию “богатства”. Но это лишь иллюзия; как только обратные выкупы заканчиваются, в дело вступает гравитация, и фантомное “богатство” рассеивается как туман. Apple — это последняя корпорация, которая объявит о замедлении роста продаж и компенсирует эту стагнацию масштабным бай-бэком на $100 млрд., чтобы поддержать свои акции на их текущих уровнях. Возможно, эти реалии начинают просачиваться в умы некоторых представителей самоуспокоенного стада.

Складывается впечатление, что “умные деньги” продают (распределяют) свои активы этому самоуспокоенному стаду. Эти продажи – предвестник удара молнии и раската грома, которые дадут старт панике, и именно эта паника и покончит с глобальным синхронизированным ростом пузырей в активах. Рынки проигнорировали сокращение стимулов центральных банков (темпов скупки активов), но остается вопрос: является ли это самоуспокоение временным?

Измерение пульса ослабевающей экономики

Рост производительности труда – это единственный устойчивый источник всеобщего процветания, и он стагнирует.

 

Источник: ЖЖ

64, 1

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите также

  • Власти рассчитывают собирать с крипторынка до 1 трлн рублей налогов
    Объем налогов, которые можно собирать с российского крипторынка, правительство оценивает в сумму до 1 трлн рублей. Как раз сейчас власти спорят, как именно в России будет регулироваться оборот криптовалют и майнинг. На этой неделе Bloomberg сообщил об оценке Кремлем российского крипторынка в $214 млрд (16,4 трлн рублей) при разработке властями …
  • В чем разница между инфляцией и дефляцией —В чем разница между инфляцией и дефляцией —
    Инфляция — это экспансия денег и кредита в экономике. Дефляция — это сокращение денег и кредита в экономике. Это простая разница между инфляцией и дефляцией, но есть более глубокая история. Источником различия между инфляцией и дефляцией является прилив и отлив общественного настроения. В 30-е годы Р.Н. Эллиотт обнаружил, что фондовый …
  • Сломанный американский рынок
    Рынок капитала в США остается полностью деактивированным в 2022 году. Есть все основания полагать, что этот год станет худшим в современной истории США — в абсолютном выражении за последние 25 лет и в относительно измерении за последние 50 лет. С января по август 2022 совокупный объем IPO на американском рынке …
  • Капиталистические фонды тесно сплетены друг с другомКапиталистические фонды тесно сплетены друг с другом
    Внизу изложена статья еще прошлого года, когда все начиналось, с анализом связи между Фондом Рокфеллера, Джона Хопкинса и фондами Гейтса. Сам Билл Гейтс говорил, что многому научился у Дэвида Рокфеллера, видимо это были не пустые слова. Издание Need to Know пишет:«Документ «Lock Step», опубликованный Фондом Рокфеллера 2010 года, и событие …
  • Потери в трейдинге и как с ними бороться —
    Торговля всегда приносит счастье и несчастье тем, кто торгует на рынке. Как и в жизни, неизбежные взлёты и падения являются естественной частью этой конкретной человеческой деятельности. Но есть способы максимально использовать проигрыши, превратив их в преимущество. Вот пять советов о том, что делать, когда вы теряете в одной или серии …