Способы управления эксплуатируемым обществом

Способы управления эксплуатируемым обществом

Итак, очевидно, что российское, а равно как еще десяток, преимущественно азиатских обществ, являют собой переходные стадии или фактически длящиеся до сего дня состояния массированной и интенсивной эксплуатации (рабства).
Это выражается как в экономическом аспекте: при низких доходах и высоких расходах населения, зацикливании денежных потоков в руках элит, когда казалось бы заработанное гражданами, выдается элитами (олигархатом, ближним кругом), а  в виде налогов, поборов, прибыли оседает в руках снова тех же персонажей, в сочетании с демонстративным бесправием, так и в ментальном аспекте…

Отмечаемые ментальные особенности россиян, столь явно выражающиеся сейчас и по отношению к Украине, так и к обычному у нас чинопочитанию, агрессии, презрению к слабым и пресмыканию перед сильным, есть результат длительного, закрепившегося в поведенческой модели воздействия морали и норм исключительно жестокого общества насилия. Можно назвать диктатурой, хотя такое слово едва ли знали татаро-монголы или авары.

Но ведь как это получается?

Как 140 миллионов человек могут подчиняться воле явного меньшинства будучи принуждаемы физически к этому, только в исключтельных случаях?
В остальном же — добровольно,одобряя такую этику и принуждая к ней не согласных, любя не только березку, но и правителя.
Среди россиян во множестве есть сильные, крупные мужчины, служившие в армии, предпочитающие физическое насилие как основной аргумент… однако перед лицом власти они пасуют, становятся вялыми и податливыми, мало отличимы по степени опасности от например митинга пенсионеров.
Только выпивка сделает его более критичным и агрессивным… и только пока действует опьянение, и преимущественно к собутыльнику.

А давайте разберем, как элитам удается управлять такой махиной,принимать явно непопулярные меры, принуждать и при этом почти не встречать сопротивления!
Что за паралич воли?

Представим себя на месте завоевателя или эксплуататора, которые находятся в численном меньшинстве по сравнению с аборигенами. Истреблять их дорого и невыгодно, они способны производить ценные вещи, Потому их нужно подчинить.
Естественно, первый шаг — это физическое разоружение. Эксплуатируемые лишаются имеющегося на руках оружия, под каким-то предлогом, затем вводится ответственность за его обладание тайно,  список же предметов, относимых к оружию, расширяется до максимальных пределов.

Кроме того, резко ограничевается распостранение дисциплин или навыков,которые могут сделать человека более защищенным, вне лояльных системе органов. Вспомните запрет на каратэ или бодибилдинг в СССР. Зато самбо и бокс — вполне, но в секциях, под негласным присмотром.

Безусловно, это приведет к увеличению градуса насилия в обществе, хамству и преступности,как норме, так как исчезает опасность серьезно пострадать. Для громилы-уголовника, тщедущный хипстер — жирная жертва, а вот хипстер с пушкой уже явно нет.
Наиболее уязвимыми же оказываются дети, женщины и старики, посколько в отсутствие оружия они не смогут противостоят грубой физической силе. Но с точки зрения эксплуататора это почти несущественно перед явным благом разоружения, более того поддержание высокого уровня насилия позволяет увеличить репрессивынй аппарат, который формально с этим борется.

Теперь мы получили сплоченную, но уже безоружную массу населения и над ней можно осуществлять субъективные действия с минимальным сопротивлением. Для этого создается мощнейший карательный аппарат, формально именуемый силами правопорядка. Он должен составлять 10-20% от общей массы населения и разделен на зоны ответственности за различными сферами жизни общества.

При этом везде может выполнять карающие функции.

Доступ в этот жизненно важный системный орган должен быть затруднен напрямую, для снижения вероятности попадания туда лиц не готовых осуществлять жесткие меры. Аппарат наделяется огромными правами, его материальный уровень в разы превосходит таковой для остального населения и он демонстративно, напоказ одаривается привилегиями.
Ранняя высокая пенсия, большой заработок и возможность относительно безнаказанно нарушать закон, аппаратные службы обеспечения для сотрудников, теневая помощь в обычной жизни и после выхода на пенсию, тесные связи после отхода от дел… Это отдельная каста, привилегированный слой новых дворян или кшатриев. Насилие в отношении населения порицается слабо, так как служит поддержанию статуса и страха в эксплуатируемых.
Все это справедливо и для нынешней России, и для Сталинского времени, и для режима , например, Франко.

Репрессивный аппарат становится главным социальным агентом.
Его представители пронизывают все ликвидные и важные отрасли, присутствуют в общественной жизни, следят за ведущими руководителями в чинах пониже и так обеспечивают контроль.
Аппарат является кровью системы, он собирает созданные обществом ресурсы и переправляет их элитам, строго следя за качеством и умонастроениями, вовремя ликвидируя недовольных и сообщая о тенденциях. Все остальные — лишь инструменты в их руках.

А далее становится уже очевидным, что в обществе имеется как минимум три макрокласса: элита, аппарат эксплутации и эксплуатируемые, плюс возможен рост недовольства, так как такая система не только крайне невыгодна основной массе, но и крайне же консервативна, социальная мобильность в ней отсутствует напрочь, особенно для эксплуатируемых.

Для «размывания» целей недовольства и его канализации необходима атомизация общества.

Никаких форм объединения людей вне системы не должно остаться. Разрушаются независимые СМИ, превращаясь в рупор стабильности, организации с внешними учредителями и капиталами, крестьянские общины, заводские профсоюзы подменяют на формальные «седла».
С помощью СМИ общество делят по социальным признаками и разжигают неприязнь.
Потому среди быдла, геев, ватников, креаклов, проституток, ментов, офисного планктона, работяг, мажоров, колхозников, чинуш, барыг и прочих согласия быть не может и не должно, малейшие объединение тут же будет сожрано давней рознью.
И значит, возможность сговора и скоординированных действий против эксплуататора, сводится к нулю.
Но госмашина продолжает дробить все: при Сталине разгромили кружки филателистов, семейные споры разбирались на общественных комиссиях, жизнь в рабочей общаге была у всех на виду и на контроле.
Человек не остается без присмотра: в работе или учебе — коллективный орган, дома —  старший по подъезду, в семье — все споры решает общественность.
Не остается никаких форм индивидуальности и коллективов вне контроля системы.
Потому с одной стороны идет война «всех против всех», на каждого есть ярлык и цель ненависти, а с другой человек максимально одинок и потому бессилен перед госмашиной.

И теперь, многочисленному, но атомизированному обществу некуда уйти от государства, оно повсюду, оно его кормит, лечит, учит, а иногда убивает. Отсутствие альтернативных мнений, централизация СМИ приводит к монополии на информацию и легчайшему манипулированию обществом.
А социальный инстинкт человека толкает его к какой-то группе, чтобы не быть одиночкой он готов разделить её взгляды и отстаивать их.
Так как, в тоталитарной системе только одна идеология и одна группа принадлежености, логично, куда он попадет.
Остается только запустить машину промывки мозгов и скоро мы получаем толпы горячо любящих правителя, ненавидящих врагов и друг друга… Но при этом считающих себя единомышленниками, готовыми защищать свои ценности.
И даже если случайно, где-то будет услышана иная версия… то она вызовет негодование, ибо смотри сколько нас, мы все разве ошибаемся?
Как мы сильны и правы! Мы — свои, а инакомыслящий — чужак, и при небольшом разогреве достаточно, чтобы эксплуатируемые сами очищали свои ряды от смутьянов. Это к вопросу кто написал миллионы доносов.
Давайте смутьянов объявим, например, шпионами!?:)
А изоляция страны также необходима для сохранения системы! Чтобы не сравнивали, чтобы не перенимали опыт, но самое главное — так контроль сложнее!

Так как революции дело чаще мужское, то они становятся её наиболее важными активаторами, и периодически необходимо прореживать мужское поголовье эксплуатируемого класса. Путем мелких локальных войн, без конца и начала, по надуманным поводам, провоцирования конфликтов с соседями, но не доводя до масштабных столкновений с большими жертвами поголовья, негласное поощрение асоциального образа жизни среди мужчин,пренебрежения к здоровью и самосохранению, максимальная эксплуатация на производстве, что лишает сил для борьбы и приводит к ранней смертности.
Женщины же, в силу гормональных особенностей, к борьбе не склонны. («Женщина-опора тирании» Аристотель.)

И потому, женщина становится целевой аудиторией системы.

Верховный правитель всегда максулинен, он гиперотец и супермуж, он бряцает оружием и играет мускулами. Он должен нравится в первую очередь женщинам, которые восхищаясь им, создадут ему стабильное правление.
За это женщина получает больше прав в таком обществе, как правило, её условия труда менее вредны, забота от государства провозглашается (чаще декларативная), привилегии выше, что учитывая примерное равенство числа женщин и мужчин — дает одобрение власти, по крайней мере, от женской аудитории.

Последний фактор: постоянная интенсификация задач.
В условиях эксплуатация и атомизации общества резко снижается качество труда, ничтожен процесс нововведений и экономика быстро скатывается в стагнацию или рецессию, начиная все более отставать. Что делать? Либо торговать ресурсами добывая их все больше, либо захватить новые, либо как-то заставить работать больше население.
Не имея возможности дать частную инициативу, эксплуататоры вынуждены принуждать «догнать и перегнать» имеющимися в арсенале методами: пропаганда и насилие. Плакатные лозунги, де-факто безразмерный рабочий день, повышение норм, принудительный труд заключенных, которых все больше, ибо репрессивный аппарат тоже желает расти и развиваться,а значит нужно больше зэков..
Все это призвано оттянуть конец или хотя бы скрыть явные ухудшения.

Однак конец немного предсказуем.
Если в античную эпоху деспотии Востока столетиями существовали в таком режиме, не имея проблем, то далее гонка стран за прогресс приводила к перекосу в технологиях, отчего деспотию либо завоевывали, либо они сама теряла всякий авторитет в глазах своего населения и династия падала.
Правит себе Рим спокойно, а тут гунны с композитными луками, да франки с хирдом, римлян бьют, граждане теряют веру и разбегаются, а спустя 1000 лет вероятные потомки граждан Рима приплывают в Эфиопию с огнестрелом, а там развитая деспотия только во вкус вошла… технологий нету, а золота много.
И опять все заново..

Итак, управление деспотией это линейный процесс: если видите один признак, скоро будет второй, а в финале полной закабаление, если форс-мажор не грянет.

Потому если в вашей стране:

  • Население не имеет оружия, при выской преступности и слабой правовой защищенности.
  • Число полицейских всех мастей едва ли не выше, чем работников производств
  • В бизнесе, власти, госорганах окопалось несметное число бывших силовиков.
  • Вы не знаете как зовут соседа, но у вас есть старший по подъезду или какая-то госструктура регламентирует вашу частную жизнь.
  • Переключая каналы ТВ, меняется логотип, но не суть и стиль подачи материала
  • Страна-маргинал, с ней дружат за деньги или только избранные.
  • Страна периодически воюет и вообще нездорово милитаризирована, а мужчины  в ней живут плохо и мало.
  • Экономические проблемы при постоянных мантрах о необходимости что-то менять.

    Поздравляю, Вы попали в режим диктатуры.
    Можете дождаться когда он упадет сам, или попробовать из него уехать.
    Но свобода передвижения там бывает редко и недолго!
    Потому валить может быть не просто пора, а срочно и уже хоть как…

 

P.S.: Совсем забыл добавить еще один пункт! Историческую память!

Её быть не должно совсем, так как аппарат эксплуатации это все же система, реагирующая стандартно, не гибко и предсказуемо. И потому наличие исторической памяти нескольких поколений даст еще и накопление ошибок системы, опыта борьбы с ней.  Этого допускать нельзя, поэтому межпоколенческая связь должна разрушаться, каждое будто бы живет первый раз, что позволяет не только получать «чистый лист», но и успешно перевоспитывать тех, чьи деды были возможно против.

 

Источник: http://pora-valit.livejournal.com/2184339.html

88, 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Смотрите также

  • Новая бизнес-реальность. Д. Потапенко — 5.02.15Новая бизнес-реальность. Д. Потапенко — 5.02.15
    Новая бизнес-реальность. Д. Потапенко — 5.02.15 69, 1
  • Об обеспечении рубляОб обеспечении рубля
    Что же тогда говорить о других валютах, скажем, нашем рубле? Валюты других стран, особенно развивающихся и таких, как Россия, «обеспечиваются » прежде всего долларом США («национальные денежные единицы » выпускаются в результате скупки центральными банками американской валюты, накапливаемой в международных резервах). Очевидно, что такое «обеспечение» представляет собой способ ограбления экономически …
  • Организационные схемы управления )))Организационные схемы управления )))
    66, 1
  • Украина — новое и важное пространствоУкраина — новое и важное пространство
    Украина, новое и важное пространство на евразийской шахматной доске, является геополитическим центром, потому что само ее существование как независимого государства помогает трансформировать Россию. Без Украины Россия перестает быть евразийской империей. Без Украины Россия все еще может бороться за имперский статус, но тогда она стала бы в основном азиатским имперским государством …
  • О биткоинах (bitcoin)О биткоинах (bitcoin)
    Биткойн (от Bitcoin: англ. bit — бит и coin — монета) — пиринговая система электронной наличности, использующая одноимённую цифровую валюту, которую часто называюткриптовалютой или виртуальной валютой. Сеть полностью децентрализована, не имеет центрального администратора или какого-либо его аналога. Биткойны могут использоваться для оплаты товаров или услуг у продавцов, готовых их принимать. Есть возможность обмена на обычные деньги через специализированные площадки для торгов или обменники. Одна …