Management-Club.com

управляй и властвуй...

Универсальные религии

444

Решающий перелом в процессе развития самосознания чело­века как массовом явлении произошел с появлением великих религий.

Они были первыми попытками синтеза известных мо­ральных ценностей, синтеза, носившего универсальный харак­тер и содействовавшего расширению человеческого видения как в вертикальном, так и горизонтальном направлениях: в вертикальном — в том смысле, что он в обстоятельной и слож­ной форме устанавливал связь человека с таким богом, кото­рый был богом не одной небольшой труппы людей, а богом каждого; в горизонтальном — в том, что он сформулировал ряд императивов, определивших обязательства человека по отношению к человеку, исходя из того, что все люди наделе­ны искрой божьей. Таким образом, универсализм возник как система мышления даже еще тогда, когда кругозор людей был ограничен и когда они жили замкнуто и изолированно друг от друга в социально-культурном отношении.

В соответствии с этим рождение универсальных религий знаменует выход на сцену человечества, как такового.

Утвер­ждение равенства человека перед богом в области его духа, его сознания, его души создало базу для выявления трансцен­дентальной значимости человеческого существа и для гораз­до более позднего утверждения равенства людей в плане политическом и социальном. С этой точки зрения прозелитизм христианства, придавшего более узким греческой и иудаистской традициям универсальный характер, оказался особенно мощной революционной силой. И хотя христианство четко отделяло равенство перед богом от послушания кесарю на выдвигаемых кесарем условиях, именно такую силу усматри­вали в этом учении власти предержащие. Если можно ска­зать, что история человечества содержит и борьбу, и эволюцию, направленную на постепенное освобождение человека, то достижение равенства перед сверхъестественным следует счи­тать первым важным шагом на этом пути.

Но ранний человек не мог ни контролировать, ни понимать себя и свое окружение. И то и другое было для него, по су­ществу, тайной, чем-то данным, что приходилось принимать, какие бы страдания ни приносила жизнь. В результате отда­ленное будущее стало занимать людей значительно больше, чем их непосредственное настоящее. Неспособность успешно бороться с болезнями, эпидемиями, детской смертностью, со­знание кратковременности человеческой жизни, бессилие пе­ред такими стихийными бедствиями, как наводнения или болезни сельскохозяйственных растений,—все это побуждало человека искать спасение во всеобъемлющих определениях его реальности. А эти последние в свою очередь хотя бы частично оправдывали мнение о тщетности человеческих усилий о необходимости воспринимать события с фатализмом. Но видя спасение в не связанном с ним отдаленном, божествен­ном будущем, человек освобождал себя от обязанности энер­гично бороться с настоящим в обстановке, к которой он не был подготовлен ни интеллектуально, ни практически.

Даже понятие «свободная воля», занимающее центральное место в самой активной из великих религий — христианстве, в основе своей предполагало скорее внутренний акт сознания, необходимый для достижения состояния всепрощения, чем от­правную точку для морально мотивированных внешних дейст­вий. Никакого упора на необходимость борьбы за улучшение внешних условий жизни людей не делается, поскольку счи­тается— хоть это .нигде и не сказано — что коренное улучше­ние их невозможно. Упор делают на внутреннюю жизнь человека: обращая свой взор на универсальное и божественное будущее, человек получал возможность преодолеть настоя­щее, просто-напросто игнорируя его. Минимуму общественной деятельности противостоял максимум внимания, уделяемого сверхъестественному.

Дабы удовлетворить основную потребность того времени— а главное, обеспечить человеку прочные устои в не поддаю­щемся пониманию мире — и чтобы добиться прочного кон­троля над человеческим духом, религиозные верования были выкристаллизованы в догмы и подверглись институционализа­ции. Чем выше (были требования, предъявляемые религией к личности, тем более высокой становилась степень институ­ционализации . (Это дало повод для проведения рядом ученых аналогии между исламом и христианством, с одной стороны, и коммунизмом — с другой.) С институционализацией религий усилилась и активность церквей (вспомним крестовые походы, организованные католической церковью, и священные войны ислама); религиозные организации стали применять по отношению к своему окружению силу. Она использовалась, од­нако, для расширения духовных завоеваний, а не с целью до­биться социальных перемен.

Институционализация веры выполняла, таким образом, двойную функцию: она явилась ору­дием, с помощью которого ревнители веры оборонялись про­тив неверующего окружения, и одновременно средством обеспечения непрерывного прозелитизма, призванным не только завоевывать для церкви новых последователей, но и преодо­левать инертность масс, в большинстве своем безразличных к духовным потребностям.

Хотя христианство и было наиболее активной из всех ве­ликих религий и создало тем самым основу для зарождения в дальнейшем светских революционных движений, игравших господствующую роль в истории Запада, процесс религиозной институционализации, а отсюда и возникновение у организо­ванной религии заинтересованности в сохранении статус-кво содействовали смягчению радикального характера христиан­ской концепции истории, положив начало движению за спасе­ние «,на земле, как и на небе». Так, христианские церкви стали постепенно на практике признавать социальное расслоение и даже извлекать из него выгоду (как, например, в Латинской Америке). А некоторые разновидности лютеранства дошли да­же до санкционирования в теории концепций расового нера­венства, которые находятся в разительном противоречии с первоначальными революционными требованиями равнопра­вия, воплощенными в новых, христианских взаимоотношениях между богом и людьми.

Другие великие религии были более пассивными — и на практике, и в теории. Буддизм не содержит императивов, тре­бующих социальных преобразований, а предлагает спасение от реальности. В отличие от того, чему учило христианство, нирвана не служила трамплином для мирской активности.

Точно так же характерная для ислама тяга к фатализму про­тиводействовала появлению в нем хотя бы доли того противо­речия между «вечным покоем» и «небом на земле», которое так ощутительно в христианстве и которое стимулировало его ранее сдерживаемую активность.

261, 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Смотрите также

  • О приватизации в РФ в 90-хО приватизации в РФ в 90-х
    Напомню, что, согласно законодательству, большая часть предприятий была обязана выбрать один из трех вариантов акционирования и приватизации. Выборы варианта проходили на собраниях коллектива предприятия, голос каждого работника «весил» одинаково, независимо от должности, стажа и т. д.
 Первый вариант был наиболее дешевым для коллективов; акции надо было выкупать у государства по самой …
  • Россия стремительно вымираетРоссия стремительно вымирает
    Россия стремительно вымирает или о скандале шестилетней давности… Напомним, тогда молодая девчонка Екатерина Улитина, сотрудница Центрального Аналитического Центра отдела ЗАГСа, рассказала всему миру о том, что по данным ЗАГС на 1 июня 2010 года — в Российской Федерации по документам числится живого населения всего 89 654 325 человек, а не 142 000 000, …
  • О Биткоине за 4 минутыО Биткоине за 4 минуты
    Некоторое время назад на лекции слушатели попросили меня за 5 оставшихся до звонка минут рассказать о Биткоине, по возможности популярно без привлечения сложных формулировок. Запись того, что у меня получилось я и предлагаю Вашему вниманию. Всё написанное ниже является моим субъективным мнением. Любое из написанных ниже утверждений может быть ошибочным …
  • Миф об эволюционизмеМиф об эволюционизме
    Миф о «пpавильной» смене общественных фоpмаций подкpепляется важным мифом эволюционизма. Своими коpнями этот миф уходит в истоpию воспpиятия вpемени в евpопейской культуpе, в истоpию пеpехода от циклического вpемени агpаpной цивилизации к идее бесконечного, линейного, напpавленное в будущее вpемени («стpела вpемени»). Новое воспpиятие вpемени создало почву для появления идеи пpогpесса, которая …
  • Слабые стороны Америки: политический заторСлабые стороны Америки: политический затор
    Шестая ахиллесова пята, связанная с предыдущей, — всё больше буксующая и партизанящая политическая система. Политические компромиссы стало труднее распознавать отчасти потому, что в СМИ, особенно на телевидении, радио и в политических блогах, всё больше преобладает язвительный партизанский дискурс, тогда как относительно неинформированные массы питают слабость к манихейской демагогии. В результате …
Management-Club.com © 2015-2018
Translate »
Подробнее в З. Бжезинский «Технотронная эра» (Между двумя веками: роль Америки в эру технотроники), 1969 год
Пакс Американа, сообщество развитых стран и роль Америки в технотронной эре

Разрыв исторической последовательности

Об идее равенства и индивидуальных гарантиях

Закрыть