Универсальные религии

444

Решающий перелом в процессе развития самосознания чело­века как массовом явлении произошел с появлением великих религий.

Они были первыми попытками синтеза известных мо­ральных ценностей, синтеза, носившего универсальный харак­тер и содействовавшего расширению человеческого видения как в вертикальном, так и горизонтальном направлениях: в вертикальном — в том смысле, что он в обстоятельной и слож­ной форме устанавливал связь человека с таким богом, кото­рый был богом не одной небольшой труппы людей, а богом каждого; в горизонтальном — в том, что он сформулировал ряд императивов, определивших обязательства человека по отношению к человеку, исходя из того, что все люди наделе­ны искрой божьей. Таким образом, универсализм возник как система мышления даже еще тогда, когда кругозор людей был ограничен и когда они жили замкнуто и изолированно друг от друга в социально-культурном отношении.

В соответствии с этим рождение универсальных религий знаменует выход на сцену человечества, как такового.

Утвер­ждение равенства человека перед богом в области его духа, его сознания, его души создало базу для выявления трансцен­дентальной значимости человеческого существа и для гораз­до более позднего утверждения равенства людей в плане политическом и социальном. С этой точки зрения прозелитизм христианства, придавшего более узким греческой и иудаистской традициям универсальный характер, оказался особенно мощной революционной силой. И хотя христианство четко отделяло равенство перед богом от послушания кесарю на выдвигаемых кесарем условиях, именно такую силу усматри­вали в этом учении власти предержащие. Если можно ска­зать, что история человечества содержит и борьбу, и эволюцию, направленную на постепенное освобождение человека, то достижение равенства перед сверхъестественным следует счи­тать первым важным шагом на этом пути.

Но ранний человек не мог ни контролировать, ни понимать себя и свое окружение. И то и другое было для него, по су­ществу, тайной, чем-то данным, что приходилось принимать, какие бы страдания ни приносила жизнь. В результате отда­ленное будущее стало занимать людей значительно больше, чем их непосредственное настоящее. Неспособность успешно бороться с болезнями, эпидемиями, детской смертностью, со­знание кратковременности человеческой жизни, бессилие пе­ред такими стихийными бедствиями, как наводнения или болезни сельскохозяйственных растений,—все это побуждало человека искать спасение во всеобъемлющих определениях его реальности. А эти последние в свою очередь хотя бы частично оправдывали мнение о тщетности человеческих усилий о необходимости воспринимать события с фатализмом. Но видя спасение в не связанном с ним отдаленном, божествен­ном будущем, человек освобождал себя от обязанности энер­гично бороться с настоящим в обстановке, к которой он не был подготовлен ни интеллектуально, ни практически.

Даже понятие «свободная воля», занимающее центральное место в самой активной из великих религий — христианстве, в основе своей предполагало скорее внутренний акт сознания, необходимый для достижения состояния всепрощения, чем от­правную точку для морально мотивированных внешних дейст­вий. Никакого упора на необходимость борьбы за улучшение внешних условий жизни людей не делается, поскольку счи­тается— хоть это .нигде и не сказано — что коренное улучше­ние их невозможно. Упор делают на внутреннюю жизнь человека: обращая свой взор на универсальное и божественное будущее, человек получал возможность преодолеть настоя­щее, просто-напросто игнорируя его. Минимуму общественной деятельности противостоял максимум внимания, уделяемого сверхъестественному.

Дабы удовлетворить основную потребность того времени— а главное, обеспечить человеку прочные устои в не поддаю­щемся пониманию мире — и чтобы добиться прочного кон­троля над человеческим духом, религиозные верования были выкристаллизованы в догмы и подверглись институционализа­ции. Чем выше (были требования, предъявляемые религией к личности, тем более высокой становилась степень институ­ционализации . (Это дало повод для проведения рядом ученых аналогии между исламом и христианством, с одной стороны, и коммунизмом — с другой.) С институционализацией религий усилилась и активность церквей (вспомним крестовые походы, организованные католической церковью, и священные войны ислама); религиозные организации стали применять по отношению к своему окружению силу. Она использовалась, од­нако, для расширения духовных завоеваний, а не с целью до­биться социальных перемен.

Институционализация веры выполняла, таким образом, двойную функцию: она явилась ору­дием, с помощью которого ревнители веры оборонялись про­тив неверующего окружения, и одновременно средством обеспечения непрерывного прозелитизма, призванным не только завоевывать для церкви новых последователей, но и преодо­левать инертность масс, в большинстве своем безразличных к духовным потребностям.

Хотя христианство и было наиболее активной из всех ве­ликих религий и создало тем самым основу для зарождения в дальнейшем светских революционных движений, игравших господствующую роль в истории Запада, процесс религиозной институционализации, а отсюда и возникновение у организо­ванной религии заинтересованности в сохранении статус-кво содействовали смягчению радикального характера христиан­ской концепции истории, положив начало движению за спасе­ние «,на земле, как и на небе». Так, христианские церкви стали постепенно на практике признавать социальное расслоение и даже извлекать из него выгоду (как, например, в Латинской Америке). А некоторые разновидности лютеранства дошли да­же до санкционирования в теории концепций расового нера­венства, которые находятся в разительном противоречии с первоначальными революционными требованиями равнопра­вия, воплощенными в новых, христианских взаимоотношениях между богом и людьми.

Другие великие религии были более пассивными — и на практике, и в теории. Буддизм не содержит императивов, тре­бующих социальных преобразований, а предлагает спасение от реальности. В отличие от того, чему учило христианство, нирвана не служила трамплином для мирской активности.

Точно так же характерная для ислама тяга к фатализму про­тиводействовала появлению в нем хотя бы доли того противо­речия между «вечным покоем» и «небом на земле», которое так ощутительно в христианстве и которое стимулировало его ранее сдерживаемую активность.

594, 1

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Смотрите также

  • О рекордном снижении ставок по рублевым вкладамО рекордном снижении ставок по рублевым вкладам
    Одна из причин радикального снижения процентных ставок по рублевым вкладам – это рекордный профицит ликвидности в банковской системе. На текущий момент профицит достигает 4 трлн руб или 11.5% от объема рублевых кредитов нефинансового сектора. В истории банковской системы России ничего подобного не было никогда. Понятно, что рубль сейчас не равновесен …
  • Как Волновой Принцип может улучшить вашу торговлю —Как Волновой Принцип может улучшить вашу торговлю —
    Автор: Джеффри Кеннеди У каждого трейдера, каждого аналитика и каждого техника есть любимые методы, которые они используют в торговле. Но там, где традиционные технические исследования не увенчались успехом, в игру вступает Волновой Принцип Эллиотта. Что немаловажно, он может отличать высокоприбыльные торговые установки от тех, которые трейдеры должны игнорировать. Где может …
  • Как вторжение России в Украину повлияло на рынки —
    Автор: Роберт Фолсом Перевод в субтитрах: Источник Мы также переводим непубличные статьи из MyEWI, где публикуется более детальная информация. Подписаться Наш блог очень легко отблагодарить, достаточно зарегистрироваться на сайте Elliott Wave International перейдя по этой ссылке.   Источник 1, 1
  • Мигрантская черная касса — 1,5 года и — жилье в России
    Диаспоры и семейные кубышки помогают гастарбайтерам приобретать квартиры, машины и бизнес. Мигранты из стран СНГ могут купить квартиру в России без ипотеки и крупных кредитов за счет общей или «черной кассы», сформированной сотнями земляков и десятками родственников. За счет высокого уровня взаимопомощи внутри общины переселенцы в Россию способны не только …
  • S&P500 — Возвращаемся к старой разметке
    Анализируя рынки по закону Эллиотта, по общему правилу следует отказываться от более сложных сценариев (разметок) в пользу более простых. Тем не менее в некоторых случаях сложные сценарии становятся основными. Бывают также случаи, когда простая разметка по мере развития настолько усложняется, что приходится переводить её в разряд альтернативных или вовсе отказываться …