Management-Club.com

управляй и властвуй...

Сельское хозяйство США и Китая

Земельный оборот и фермерский доход.

В настоящее время Соединенные Штаты Америки при помощи огромных финансовых субсидий установили сверхнизкие мировые цены на продовольствие, что похоже на цикличное повторение некогда уже случившегося в Римской империи.

Под засильем поставок дешевых американских продуктов китайские крестьяне попали в ситуацию, схожую с положением итальянских крестьян времен Римской империи. Собирая богатые урожаи зерновых на протяжении 10 лет, они безропотно увеличивают производительность, хотя их доходы не растут, поскольку съедаются возрастающей себестоимостью; при этом цены на отечественную продукцию сдерживаются мировыми ценами на продовольствие.

В мировой торговле продовольствием на самом деле цены малых товарных потоков определяются большими запасами. Экспортируемые из США кукуруза, бобы и пшеница составляют 58, 43 и 22 % соответственно от общего объема мировой торговли, в результате чего США обладают всеми условиями для контроля мировых цен в данном сегменте. Искажение мировых цен на зерно привело к возникновению феномена, имевшего место в Римской империи, когда аграрная инфраструктура развивающихся областей была развалена низкими ценами на продовольствие, сельскохозяйственная экономика оказалась на грани банкротства, а большое количество крестьян хлынуло в города, повсеместно создавая там трущобы. Бедные крестьяне образовали непрекращающийся поток рабочей силы для экспортной отрасли, одновременно обеспечив поставки дешевой продукции из США и других развитых стран.

Благодаря исторически глубокому пониманию важности продовольственного вопроса Китай не пошел по ошибочному пути, приведшему другие развивающиеся страны к банкротству собственной сельскохозяйственной экономики: напротив, путем отмены сельскохозяйственных налогов, повышения субсидий аграрному сектору и других мер Китай усиленно поддержал экономику сельского хозяйства. Однако то, что производство продовольствия не приносит денег, является широко известным фактом, и оборот земли не способен в корне изменить эту тенденцию.

После многочисленных случаев захвата земли римскими вельможами стимул на увеличение производства продовольствия практически пропал, а цены на продукты резко снизились. Крестьяне не получали доходов от возделывания земли, а после слияния наделов это стало еще сложнее. Пожалуй, римская аристократия обращала на сельское хозяйство даже меньше внимания, чем владельцы крупных угодий времен республики, когда широко применялся труд рабов. Проживая в Риме или других городах, аристократы редко посещали свои угодья. Наименее хлопотным способом хозяйствования для них было передать землю арендаторам-крестьянам и просто получать плату за ее использование. Что касается возведения ирригационных сооружений, улучшения качества земли, отбора высокопродуктивных сельскохозяйственных культур и прочих «мелочей», то можно было обойтись и без них. Инвестирование в землю похоже на инвестирование в недвижимость: основной целью является сохранение стоимости, главным принципом — душевное спокойствие, а трата денег на тщательное возделывание земли отнюдь не была целью аристократов. Обычные же арендаторы не вкладывали капитал в улучшение качества чужой земли, да и не обладали достаточными инвестиционными возможностями; раньше они возделывали землю для самих себя — теперь работали на других, уже без ответственности и энтузиазма. Поскольку земля была «брошена» римскими вельможами, раньше столь сильно желавшими ее заполучить, то падение производства продовольствия было неизбежным.
Естественным результатом отъема земли в Китае была ее концентрация — в конечном итоге концентрация в капиталоемкую сторону. Здесь возникает интересный вопрос: погонится ли капитал за прибылью от продажи продуктов? Будет ли прибыль, полученная от введения земель в производство продовольствия, достаточной, чтобы превзойти другие способы использования земли?

В ситуации, когда цены на продовольствие резко занижаются, лишь глупец будет продолжать производить провиант. Магнаты- землевладельцы Китая поступали так, как поступала когда-то римская аристократия, а именно: жили в столице или другом крупном городе и держали земельную собственность по всей стране. Даже если они продолжали заниматься производством продуктов питания, то сдавали свою землю в управление опытным земледельцам, а те охотно сдавали эту землю в аренду крестьянам. Прежде земледельцы возделывали землю для себя, теперь — для других, да еще должны были вносить за это ренту. Мог ли их трудовой энтузиазм расти?
Основная цель, которую преследуют магнаты-землевладельцы, инвестируя в землю, — это повышение стоимости земельной собственности. Их вовсе не интересует прибыль от производства продовольствия, не заботят ни улучшение почвы, ни тщательная обработка земель, и чем меньше средств пойдет на возведение ирригационных сооружений и улучшение орошения, тем лучше. Разумеется, крупные землевладельцы не хотели тратить свои деньги на субсидии для чужой земли, поэтому использовали уже имеющуюся инфраструктуру. К тому же они могли значительно повысить средний доход на душу населения, при этом пожертвовав объемом выпуска с единицы земли, что идентично ситуации в Соединенных Штатах, где доход фермера является более высоким, но объем производства на единицу площади низок. Результат ясен: процесс концентрации и захвата земель не обязательно вел к увеличению производства продовольствия, и даже наоборот — чем выше концентрация земель, тем менее гарантированным был рост производства.

Исторически задачи эффективности сельского хозяйства в Китае и США резко отличались. Китайское сельское хозяйство ставило своей целью максимальную мощность на единицу площади, то есть производительность земли; в США задачей было максимальное производство на единицу населения, то есть производительность труда. Китайская модель обусловлена суровой реальностью, заключающейся в том, что при наличии 7 % от всех пахотных земель мира Китай вынужден кормить 22 % мирового населения. Китайские крестьяне терпеливо и кропотливо возделывают крохотные участки земли при помощи концентрации рабочей силы; американские фермеры добиваются великолепных результатов благодаря механизации сельского хозяйства, химических удобрений и других трудосберегающих способов. После того как эти вложения равномерно распределяются на огромные в масштабах одного человека фермерские земли, себестоимость становится достаточно низкой. Но в Китае, где на одного человека приходится вопиюще мало земли, такие вложения непосильны.

Вопрос в том, готов ли Китай изменить задачу эффективности сельского хозяйства? Если стремиться к повышению коэффициента продукции на душу населения, то Китай должен быть готов к тому, что не сможет обеспечить себя продовольствием, и тогда известное предсказание о том, «кто будет содержать Китай», может стать реальностью. Мировой рынок продовольствия очень изменчив, мировая геополитическая ситуация таит в себе много рисков. Если между Китаем и Японией внезапно разразится военный конфликт на островах Дяоюй, то США не нужно будет посылать ни одного солдата: достаточно объявить о прекращении экспорта продовольствия в Китай. Скрытые геополитические конфликты, с которыми сталкивается Китай, далеко не ограничиваются проблемой островов Дяоюй.
Продовольственная безопасность является вопросом не только экономики, но и судьбы взлетов и падений нации!

Джим Роджерс затрагивал тему уязвимости сельского хозяйства — в частности, он считал, что старение населения, занятого в сельском хозяйстве, представляет более серьезную проблему, чем старение в городах.

Средний возраст фермера в США составляет 58 лет, в Европе — 60, в Японии — 62, а молодые люди в развитых странах одинаково любят городскую жизнь и считают, что деревня скучна и монотонна. Экономики сельского хозяйства развивающихся стран уже потерпели поражение под давлением низких цен американского продовольствия, молодая и крепкая рабочая сила стремительно утекает из деревни, и такое явление, как «последнее поколение крестьян», присуще далеко не одному Китаю. Гипотетически через 10 лет возраст трудоспособного населения сельского хозяйства развивающихся стран составит почтенные 70 лет, вместе с вымиранием людей земля в деревнях развивающихся стран придет в упадок, в то время как население мира достигнет 8 млрд человек, при этом чистый прирост составит целый миллиард! Значительно постаревшая рабочая сила непременно вызовет спад производительности сельского хозяйства, население же будет увеличиваться, структурное противоречие между совокупным предложением и спросом — обостряться день ото дня. Значит, серьезное повышение мировых цен на продовольствие — всего лишь вопрос времени.

Таким образом, Китаю не стоит поддаваться иллюзии, что через 10 лет 1,4 млрд китайцев смогут жить на импортном продовольствии!

Именно поэтому эффективность сельскохозяйственного производства с единицы площади намного важнее показателя производства на душу населения, в итоге аграрные цели Китая не могут быть изменены.

В результате необходимо спланировать точный объем передачи земли в ближайшие 10 лет, при этом нельзя односторонне стремиться к высокой концентрации крупного сельского хозяйства и земли.
Магнаты-землевладельцы могут через рынок капитала косвенно инвестировать в сельское хозяйство, однако необходимо контролировать масштаб прямого владения землей, ведь защиты требуют более
1,8 млрд му пахотных земель (примерно 120 млн га).

Это означает, что крестьяне заплатят высокую цену за продовольственную безопасность, и их затраты государство должно щедро компенсировать. Самый прямой способ — еще более интенсивные дотации крестьянам. Существенное увеличение доходов фермеров может эффективно расширить внутренний рынок, способствовать трансформации экономики, сократить масштабы разрыва между богатыми и бедными. Увеличение дохода каждого из 800 млн крестьян на 1 тыс. юаней означает повышение покупательной способности на 800 млн рубашек, 800 млн пар обуви либо 800 млн мобильных телефонов. Такие масштабы потребления привлекут более 8 тыс. оли- гархов-миллиардеров в экономику, а это, в свою очередь, стимулирует новое общественное разделение труда и большие возможности для трудоустройства.

Перепроизводство, по сути, является ошибочной концепцией: в истории человечества никогда не возникало проблемы перепроизводства благ, было только явление, когда большая часть общества не имела возможности потреблять, будучи разделенной на богатых и бедных.

Если 800 млн крестьян получат сверхнормативное вознаграждение, это, несомненно, заменит экспортно ориентированную утечку благ.

После 1940 года США в связи с войной и сложившимися во время нее условиями решают субсидировать миллионы безработных и военных, пытаясь таким образом обратить вспять тенденцию разрыва между богатыми и бедными. Результатом этой политики становится расцвет экономики 1940-х годов. Ответ на вопрос сможет ли Китай в мирное время предотвратить расширение бреши между городом и деревней — залог того, сможет ли китайская экономика процветать в будущем.

Компенсации крестьянам — лишь некая поправка к серьезно деформированным мировым ценам на продовольствие. С одной стороны, расширение потребительских возможностей крестьян простимулирует увеличение товаров и сервисов городских экономик, приведет к стабильному росту занятости; с другой — подтолкнет к вступлению на путь непрерывной урбанизации, поглощающей излишки сельскохозяйственной рабочей силы. Когда мировые цены на продовольствие в конце концов ответят ростом, можно будет постепенно уменьшать компенсации земледельцам, так как они получат большую прибыль на рынке.

Правительство не должно быть единственным субъектом, ответственным за компенсации крестьянам: необходимо в полной мере задействовать силу рынка капитала, направить алчущий капитал в наиболее проблемные зоны; здесь открывается и широкое поле для финансовых инноваций.
Среди важных причин замедления роста доходов крестьян — стихийные бедствия и колебания рынка. Китайские страховые компании уже внедрились в сферу страхования аграриев, включая и страхование доходов крестьян. Страхование доходов — это связанные воедино страхование потерь урожая от стихийных бедствий (традиционное для сельского хозяйства) и страхование цен от колебаний рынка. Когда аграрное производство несет потери, валовой доход крестьян, рассчитанный путем умножения реального урожая в данный год на среднюю по рынку цену за единицу продукции, сравнивают с доходом в нормальный урожайный год, и часть полученной разницы возмещается страховой компанией.

Идея страхования доходов неплоха, но высока его себестоимость. К примеру, страховой взнос в одной из страховых компаний шанхайского района Сунцзян составляет 350 тыс. юаней, а сумма гарантий — более
2,6 млн юаней. Правительство обязано предоставить значительную по пропорции субсидию, иначе себестоимость страхования окажется очень высокой, то есть неподъемной для фермеров.

Если же стоимость страхования станет слишком низкой, страховым компаниям будет нелегко получить прибыль, поскольку стихийные бедствия случаются все чаще, а рыночные колебания труднопредсказуемы. Существует ли решение, с помощью которого можно было бы значительно снизить себестоимость страхования и по-будить страховые компании предоставить крупные страховки дохода деревням по всей стране? Возможно, такое решение лежит в сфере финансовых инноваций.
Невероятно такое стечение обстоятельств, чтобы стихийные бедствия и рыночные колебания случились одновременно во всех странах, регионах и со всеми сельскохозяйственными продуктами. Трансрегиональный и не затрагивающий продукты сельского хозяйства способ равномерного распределения рисков значительно снизит среднюю стоимость страхования дохода. Страховые компании могут собирать страховые полисы доходов разных регионов в «резервуар» активов, кооперироваться с трастовыми компаниями или инвестиционными банками, осуществлять рациональное разделение рисков и доходов, создавать стандартизированный фондовый продукт, осуществлять продажу на финансовом рынке.

Страховые компании получают гонорар, который распределяется на все случаи рисков и на личные выгоды инвесторов, а после извлечения капитала из обращения компании вновь переводят его в другую форму инвестиций, непрерывно расширяя масштаб бизнеса. На финансовом рынке существуют кредитные дефолтные свопы (CDS) — вид деривативов, играющих на дефолтах компаний. Аналогично акции компаний, страхующих доходы крестьян, — это деривативы, играющие на стихийных бедствиях и рыночной конъюнктуре.

Инвесторы, покупая такой вид акций, на практике участвуют в деятельности страховых компаний, и хотя отдельные страховки могут принести как прибыль, так и убытки, универсальные активы, включающие в себя различные регионы и риски, приносят гарантированный доход. Чем больше покупающих эти акции вкладчиков, тем значительнее возможности страховых компаний снизить себестоимость страхового взноса и тем больше выигрывающих от этого крестьян. На практике то, что зарабатывают страховые компании, — это расходы по освоению отрасли, а то, что получают инвесторы, — это прибыль от повсеместно богатого урожая. Средства на компенсации и урегулирование претензий по возмещению убытков при этом предоставляет финансовый рынок.

В мире не было прецедентов секьюритизации страхования доходов крестьян, однако если удастся ее реализовать, то доходы будут эффективно повышены, нагрузка на правительство уменьшена — результат сродни тому, как если бы богачи непосредственно переводили платежи крестьянам. Это выгодно бизнесменам, их клиентам и всей стране, так почему бы не поступить именно так?

Лишь дав возможность крестьянам разбогатеть, удастся расширить внутренний спрос, завершить трансформацию экономики и ускорить урбанизацию.

156, 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Смотрите также

  • Исторический очерк о паттерне создания голубого океанаИсторический очерк о паттерне создания голубого океана
    Рискуя излишне упростить вопрос, мы приводим краткий очерк об истории трех американских отраслей: автомобильной промышленности, компьютерной индустрии и кинотеатров, — обращая особое внимание на их основной продукт и предложения услуг, открывшие новое рыночное пространство и создавшие значительный новый спрос. Обзор не претендует на то, чтобы быть всесторонним по охвату или …
  • Об урановой сделкеОб урановой сделке
    … Речь идёт о так называемой «урановой сделке» , которая несказанно обогатила и продолжает обогащать Соединённые Штаты. Поскольку в нашей прессе почти нет информации об «урановой сделке», дадим о ней кое-какие сведения. Сделка была заключена в 1995 году и сводилась к тому, что Россия брала на себя обязательства по поставке …
  • О биржах, инвесторах и инсайдеО биржах, инвесторах и инсайде
    Как справедливо пишет Юрий Баранчик, «биржа — это относительно цивилизованный отъем средств теми, у кого есть доступ к инсайдерской информации, у тех, кто такого доступа не имеет. Инсайдерская информация лежит в основе всего биржевого процесса»  [140] . Различия в доступе к информации, важной для принятия решений на бирже, определяются прежде …
  • О центральных банкахО центральных банках
    Центральные банки делают вид, что «контролируют ситуацию» в банковском секторе, осуществляя банковский надзор (анализ отчетности банков, иной информации о банках и их клиентах, инспекции банков и т.п.). Однако что может выявить этот банковский надзор, кроме очевидной неплатежеспособности кредитных организаций? Компании и организации любых других отраслей «экономики» при подобных показателях финансовой …
  • Новости первого канала, план-шпаргалка)))Новости первого канала, план-шпаргалка)))
    План-шпаргалка новостей: 27, 1
Management-Club.com © 2015-2017
Translate »