Management-Club.com

управляй и властвуй...

Процентные свопы и процентная ставка ФРС США

Когда вы на автомобиле въезжаете на Манхэттен из Нью-Джерси, впереди вас ждет тоннель Линкольна длиной в два с половиной километра; при оплате вас ждет неприятный сюрприз: в конце 2012 года плата за проезд резко увеличилась до 13 долларов, прибавив 50 %. Когда вы, переполненные обидой, приедете на Манхэттен и спуститесь в метро, то обнаружите, что цена за билет на одну поездку по сравнению с докризисным периодом увеличилась на 60 % и сейчас составляет 2,5 доллара. Добравшись до отеля, вы открываете кран чтобы умыться, и обнаруживаете, что воды нет. Позвонив на ресепшен узнать, в чем дело, вы получаете ответ: труба подачи воды на ремонте, а рабочих недостаточно, поэтому пока так.

Добро пожаловать в Нью-Йорк — самый большой город США!

Муниципальное обслуживание Нью-Йорка столкнулось с финансовыми трудностями совсем не из-за того, что ведется масштабное строительство новых объектов инфраструктуры или повышаются зарплаты, а из-за того, что муниципалитет Нью-Йорка попал в ловушку процентного свопа (англ. Interest Rate Swap, IRS).
Зачем в нормальной обстановке городские и региональные власти берут займы? Для того чтобы покрыть издержки на содержание инфраструктуры: дорог, мостов, тоннелей, каналов, учебных заведений и других общественных мест. А потом они возвращают эти суммы, получив налоги с горожан. Так как все эти процессы длительные, то власти выпускают долгосрочные облигации на 20-30 лет. Пока они сами выпускают облигации, они же могут выбирать, какую процентную ставку устанавливать: фиксированную или плавающую. Фиксированные процентные ставки хороши тем, что можно контролировать колебания и подсчитать бюджет. Недостаток их в том, что процентная ставка выпущенных облигаций выше рыночной ставки, что увеличивает себестоимость. А при выпуске облигаций с плавающей ставкой процента себестоимость низкая, но при колебаниях рыночных процентных ставок выплаты властей по облигациям могут резко подскочить.
В это время банки, тонко улавливая потребности клиента, настойчиво предлагают властям взаимовыгодный вариант, при котором и правительство сможет пользоваться сравнительно низкой процентной ставкой при выпуске долгосрочных облигаций, и колебания процентных ставок будут блокированы. То, что предлагают банки, — это бесплатный сыр в мышеловке: все знают, что в итоге за него придется дорого расплачиваться, но органы власти верят, что им предлагают стоящую
сделку!
Хотя местные власти выпускают долгосрочные облигации с плавающими процентными ставками, но банки хотят подписать с ними другое соглашение: органы власти обязуются выплачивать банкам фиксированный процент с общей суммы выпущенных облигаций, а банки, в свою очередь, берут на себя обязательство выплачивать плавающий процент. Другими словами, органы власти меняют свой фиксированный денежный поток на банковский плавающий денежный поток. Это и есть так называемый процентный своп.

Фактически процентный своп — это страхование процентной ставки. Муниципальные облигации ограничены сроком 20-30 лет, процентные же ставки колеблются каждый день, и временами очень сильно. В таком долгосрочном периоде расходы на выплату процентов по муниципальным займам приведут к большим проблемам и рискам. И чтобы избежать этих рисков, банки предлагают властям приобрести своеобразную страховку процентных ставок. Допустим, что процентная ставка составляет 6,07 %; это та величина риска, которую органы власти готовы взять на себя. Если ставка опустится ниже этого предела, власти выплачивают банку разницу в 6,07 % по биржевому курсу в качестве платы за страховку процентной ставки. Когда ставка поднимается выше 6,07 %, то тут уже банк предоставляет денежную компенсацию. Как раз на таких условиях в декабре 2007 года управление транспорта Нью-Йорка купило страховку в 6,07 % процентной ставки.
Городскому правительству кажется, что так оно сможет спать спокойно, ведь в обычных условиях процентная ставка по займам муниципальных властей должна колебаться в пределах 5 %. Власти каждый год платят около 1 % страховки, фактически получая за это 20 лет стабильности. Если процентная ставка вырастет до 8 %, то каждый год можно легально зарабатывать около 2 % банковской компенсации. Иными словами, правительство играет на повышение процентной ставки, а банки на ее понижение.
Если бы власти Нью-Йорка предугадали стратегию Федрезерва, то им ни в коем случае не следовало бы давать ставке процента подняться, потому что процентная ставка в США — это главнейший базис для ценообразования. Если процентная ставка сильно поднимется, то это породит тенденцию падения цен на рынке. Но это отнюдь не то, что хочет видеть ФРС США.
Скачок вверх долгосрочной процентной ставки возможен лишь при определенных обстоятельствах, а именно в ситуации, когда Федрезерв потеряет способность контролировать процентную ставку. Для крупных банков давно уже не секрет, что за последние 30 лет при попустительстве ФРС США уровень процентной ставки все уменьшается, а пузырь активов становится все больше и больше.
Банки быстро заработали на этих займах, хотя и ели каждый день «бесплатный сыр», в то время как городские власти Нью-Йорка каждое утро просыпались в холодном поту.
В 2008 году крупные банки Уолл-стрит организовали финансовый кризис. Чтобы спасти их, Федеральное правительство снизило процентную ставку почти до нуля, в результате городские власти Нью-Йорка были вынуждены продолжительное время выплачивать банкам фиксированные 6,07 %, а банки тем временем платили им все меньше и меньше. В 2007 году банки выплатили 3,36 %, в 2008 — 0,7 %, в 2009 — 0,09 %, итого чистая прибыль банков составила 6,06 %. И это только один из множества десятков процентных свопов МТА (Minimum Transfer Amount). Было подсчитано, что нью-йоркское управление транспорта в период с 2000 по 2011 год выплатило банкам 658 млрд долларов и продолжает нести убытки.
Говоря об эмитентах облигаций, которые надеялись на закрепление процентной ставки, страхование процентной ставки не только привело к огромным потерям, но и не избавило от выплат плавающих процентов по облигациям. Все эмитенты облигаций хотят заключить с банками взаимовыгодные соглашения, а в результате потери несут обе стороны.

Не надо забывать, что процентные свопы — это соглашения, существующие за рамками выпуска облигаций. Изначальные условия выплат по облигациям с колеблющейся процентной ставкой по-прежнему действительны. К несчастью, когда эмитент ошибается с тенденциями процентной ставки, ему приходится платить проценты дважды. Во-первых, это обычные плавающие проценты по облигациям, которые выплачиваются кредиторам, во-вторых — высокая плата за страхование процентов, которую получает банк.
Норма плавающей ставки процентного свопа основывается на ставке LIBOR (лондонская межбанковская ставка предложения). Плавающие процентные ставки по долгосрочным облигациям также могут быть прочно связаны с другими процентными ставками, например, с прибыльностью 30-летних казначейских облигаций США. Когда процентная ставка LIBOR падает до 0,1 %, то плавающие процентные ставки по долговым обязательствам хотя тоже снижаются, но по-прежнему остаются намного выше ставки LIBOR (например, 3,5 %). Если изначально процентный своп эмитента и банка установлен на уровне
6,07 %, то эмитент долговых обязательств вынужден нести двойные расходы: во-первых, платить банку за страхование процентной ставки 5,97 % (6,07 % — ОД %), а во-вторых, выплачивать держателям облигаций (инвесторам) их дивиденды в размере 3,5%. В итоге себестоимость для эмитента составляет 9,4 %! В ситуации, когда долгосрочная процентная ставка составляет 3,5 %, а себестоимость — 9,4 %, выпускающей облигации стороне приходится туго.
В итоге мы видим, что виновники финансового кризиса не только получили многомиллиардную помощь Федерального правительства США, они каждый год еще получают от города Нью-Йорка субсидию в виде процентных выплат в размере 236 млн долларов. Нью-Йорк мечта-ет избавиться от «кандалов» процентного свопа, но цена выкупа достигает 140 млн долларов США! Нью-Йорк постоянно пытается торговаться с банками, чтобы сбить цену, но банки отвечают: «Мы ничего не можем сделать, так написано в контракте, и следующие несколько лет денежные потоки будут оставаться прежними».
Заметьте, что Нью-Йорк уже оплатил банкам многомиллионные издержки не только за облигации на консигнацию. Правительство города каждый год вынуждено платить огромные суммы компенсации, а это все деньги населения, то есть налоги ньюйоркцев. Однажды в 2008 году их уже остригли как овечек, когда они пришли на помощь Уолл-стрит, и теперь, неожиданно для всех, сейчас их стригут снова и будут продолжать стричь еще много лет. Теперь вы понимаете, почему ньюйоркцы так хотят захватить Уолл-стрит!
Еще более возмутительно то, что если банки Уолл-стрит обанкротятся, то властям Нью-Йорка для завершения процентного свопа придется оплатить и «погребальные издержки». Поскольку за процентные свопы ручается третья сторона, то даже если город не нарушил договоренностей, но возникли какие-то проблемы с третьей стороной, и это приводит к прекращению контракта, то Нью-Йорк по-прежнему остается должен банку. Например, в 2008 году, когда обанкротился банк Lehman Brothers, управление транспорта Нью-Йорка вынуждено было отдать 9,4 млн долларов для завершения двух контрактов процентного свопа.
В общей сложности штат и город Нью-Йорк подписали с Уолл-стрит 86 контрактов процентного свопа на сумму свыше 10,6 млрд долларов. Кроме министерства транспорта договоры заключили еще и публичные библиотеки, управление водопроводом, бюро развития промышленности и другие структуры; в среднем срок соглашений составляет 17 лет, некоторые же заключены до 2036 года.

Правительство Нью-Йорка и радо бы тратить средства на сохранение основной городской инфраструктуры, но капитал неустанно перетекает в карман Уолл-стрит. Если остриженная шерсть рано или поздно не вернется к овце, мы увидим, что тысячи человек потеряли работу, проезд по тоннелю Линкольна и в метро подорожал, количество автобусов уменьшилось, власти сократили подачу воды в отелях, качество обслуживания во всем Нью-Йорке упало.
Контракты процентного свопа принесли Нью-Йорку огромные финансовые трудности, но жизнь другого американского города, Детройта, стала просто невыносимой.

12, 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Смотрите также

  • Международная сеть и иерархия центральных банковМеждународная сеть и иерархия центральных банков
    Сегодня в большинстве стран мира уже имеются центральные банки. Основная масса этих институтов появилась лишь в XX веке, хотя в промышленно-развитых странах они были созданы раньше — преимущественно в XIX веке.
В 1900 году в мире насчитывалось 18 центральных банков. В начале XX века центральные банки кроме Европы были лишь в …
  • Новые доллары США. Без Джорджа и АвраамаНовые доллары США. Без Джорджа и Авраама
      50, 1
  • Видео: О прошедших в Минске переговорах )))Видео: О прошедших в Минске переговорах )))
    15, 1
  • Об этапе старения организаций — об «Аристократизме»Об этапе старения организаций — об «Аристократизме»
    Когда организация приближается к этапу, который я называю Аристократизмом, взаимодействия между людьми, образующими организацию, становятся все более важными. Люди хотят, чтобы было меньше конфликтов, меньше изменений. Для сравнения: на этапах роста изменение поощряется, даже несмотря на то, что оно порождает конфликт, а качество межличностных отношений имеет лишь второстепенное значение.
Для уменьшения …
  • Основа высокой геополитической позиции РоссииОснова высокой геополитической позиции России
    Россия удерживает высокую геополитическую позицию в основном благодаря своим обширным нефтегазовым запасам, а также прочному статусу ядерной державы, уступающей только США, хотя это военное преимущество ослабляется внутренними экономическими, политическими и демографическими недостатками, не говоря уже о более сильном в экономическом отношении соседстве с востока и запада. Без ядерного оружия и …
Management-Club.com © 2015-2017
Translate »