Management-Club.com

управляй и властвуй...

Подлинная картина рынка труда в США

В декабре 2007 года, когда американская экономика достигла предкризисного пика, на рынке труда США было 138 млн рабочих мест, которые по характеру работы и уровню дохода можно было примерно разделить на три больших категории: работа с высокой, средней и низкой зарплатой.
Работа с высокой заработной платой — это костяк американской экономики, она формирует ядро ее активности и конкурентоспособности; это основной поток рабочих мест среднего класса, а также фундамент потребительской способности США. Общее количество позиций на рынке труда составило 71,8 млн, что занимает 52 % от общего количества и 65 % от всех зарплат. Средняя годовая зарплата — 50 тыс. долларов, и это как раз медианный уровень дохода американской семьи, который может поддержать расходы на семью из четырех человек даже в условиях достаточно сильного экономического давления. Обычно работа с высокой зарплатой предполагает полную занятость, 40 рабочих часов в неделю, хорошую медицинскую страховку, пенсию либо план 401(к) (наиболее популярный пенсионный план (накопительный пенсионный счет) частной пенсионной системы в США. Свое название получил по номеру статьи Налогового кодекса США).

Рабочие места высокого уровня представлены в финансовой сфере, управленческой деятельности, IT-отрасли, бизнес-администрировании, производственной сфере, добывающей промышленности, строитель стве, недвижимости, государственном управлении, логистике и др.
Работа со средней зарплатой распространяется на такие отрасли, как медицина, образование, социальные сервисы. Средняя годовая зарплата равна 35 тыс. долларов, общее количество позиций на рынке труда — 28,9 млн, что не достигает и половины от позиций с высокой зарплатой и составляет 21 % от общего числа рабочих позиций. Количество позиций со средней заработной платой постоянно растет, однако они почти полностью опираются на бюджетные расходы и налоговые субсидии.
Средний годовой доход на позициях с низкой заработной платой составляет всего 19 тыс. долларов и включает в себя рабочие места с низким доходом в сферах кейтеринга и развлечений в барах и отелях, тренингах по йоге, садоводстве, розничной торговле и временной занятости. Общее количество позиций с низкой зарплатой — 37,2 млн, доля от общего числа позиций — 27 %. Люди, работающие на этих позициях, обычно не имеют медицинской страховки и других благ, а если они еще и тянут на себе семью с одним ребенком, то в целом относятся к бедному населению.
После 2009 года загадка снижения безработицы в США скрывалась именно в росте количества позиций с низким доходом. Из восстановленных 5,8 млн рабочих мест, расхваленных медиакомандой, поддерживающей Уолл-стрит, 60 % принадлежало к этому типу.
В июле 2012 года общий объем позиций с низкой заработной платой достиг 37,5 млн, что, сравнивая с 34,7 млн рабочих мест периода завершения упадка экономики, составило «новый прирост» в 2,8 млн возможностей трудоустройства. На самом деле этот объем почти сопоставим с цифрой в 37,2 млн 2007 года. Другими словами, 2,8 млн позиций с низкой заработной платой не были «созданы», а были «восстановлены».
Годовая зарплата в 19 тыс. долларов немногим выше черты бедности. Сфера быстрого питания как раз относится к области труда с низкой заработной платой; дохода от этих позиций хватает только для поддерживания существования. Рост общего количества позиций с низкой заработной платой в 2,8 млн мест за четыре года практически не может дать значимого прироста потребительской способности. Если вычесть инфляцию, то в реальности доход позиций с низкой заработной платой снизился на 6 %, и надежда на то, что они подтолкнут восстановление американской экономики, очень призрачна.

Позиции с высокой заработной платой — это ядро среднего класса, основная «армия» потребительского рынка, но ситуация с занятостью в данной сфере является более тяжелой.
Финансовый кризис привел к потере 5,8 млн позиций с высокой заработной платой, и в последующие четыре года восстановилось лишь 1,4 млн. Среднегодовой прирост составил чуть более 310 тыс., а один только естественный годовой прирост населения США более чем в десять раз выше!
В 2013 году общее количество позиций с высокой заработной платой составляло 67,6 млн мест, то есть по сравнению с 71,9 млн 2000 года было существенно ниже! Если «восстанавливаться» с такой скоростью, то рабочие места с высокой заработной платой достигнут уровня 2000 года только к 2025-му, через четверть века!
А ценой ничтожного роста в 300 тыс. рабочих мест с высокой оплатой труда в год является 1 трлн долларов бюджетного дефицита (правительственных расходов) и 800 млрд долларов, вновь напечатанных Федрезервом. Если равномерно распределить эти 800 млрд на каждое рабочее место, то получится, что Федрезерв, тратя
2,5 млн, создает только одну возможность для трудоустройства на позицию с годовой зарплатой в 50 тыс. долларов. Разница в эффективности просто невообразимая!
Это говорит только об одном: Федрезерв печатает деньги вовсе не для решения проблемы занятости! Если объем QE в 800 млрд год направлять напрямую в карманы людям, это будет сопоставимо с ежегодным созданием 16 млн рабочих мест с высокой заработной платой в 50 тыс. долларов! Независимо от того, будут ли деньги разбрасываться с вертолета, распределяться по домохозяйствам или пойдут на прямое возвращение долгов, не позволяющих выкупить жилье, — экономический эффект все равно будет гораздо лучше, чем если дать эти деньги банкам! Если приглядеться к результатам действий ФРС США, сущность этой системы предстанет перед нами как на ладони: она служит не правительству и тем более не народу, она служит Уолл-стрит!
Если считать с начала 2000 года, то в США отрицательный рост числа рабочих мест с высокой оплатой труда составил 4,3 млн. При этом общая себестоимость содержания семьи значительно увеличилась: цены на бензин выросли в три раза, плата за обучение в университете в несколько раз повсеместно; из самых необходимых для жизни вещей нет ни одной, которая бы не подорожала, а уж медицинская страховка и траты на прием у врача стали гораздо выше, чем в 2000 году. Тогда рабочее место с полной занятостью обеспечивало крайне дешевую медицинскую страховку. За несколько десятков долларов в месяц вся семья от мала до велика могла ею пользоваться, а расходы на лекарства и прием у врача, за которые платили из своего кармана, составляли 10-20 долларов. В 2013 году если страховка покрывала всю семью, то ее стоимость нередко достигала сотен долларов, а стоимость лекарств и оплата приема у врача также взлетели вверх.

Количество позиций с высокой заработной платой и в 2000 году, и в 2007 году перед кризисом составляло приблизительно 71,9 млн. Это подтверждает, что на протяжении всего периода пузыря Гринспена реальный рост мест с высокой зарплатой был нулевым! Пузырь недвижимости, имеющий «эффект богатства», вовсе не создал никакого реального экономического роста, а, наоборот, вызвал финансовое ненастье, какого не было 80 лет. А результаты последующего пузыря Бернанке, который вновь пытался принести экономическое процветание с помощью пузыря недвижимости, могли быть только хуже.

Наконец, проанализируем ситуацию с ростом рабочих мест со средней заработной платой. За четыре послекризисных года количество позиций в медицине, образовании и социальных услугах выросло на 1,1 млн, среднегодовой рост составил примерно 250 тыс. мест. Если считать с 2000 года, то в США занятость в таких отраслях, как медицина, образование и социальные услуги, находится в состоянии перманентного роста, и даже финансовый кризис не повлиял на рост занятости в этой сфере. Барак Обама рассматривает образование, науку, культуру и здравоохранение как «полосу форпостов», поддерживающих рост занятости в США.
С января 2000 по июль 2013 года количество рабочих мест со средней заработной платой выросло на 6,6 млн, достигнув к 2013 году общего числа в 30,8 млн. В их числе амбулаторное здравоохранение занимает 6,4 млн рабочих мест. Так называемое амбулаторное здравоохранение — это здравоохранительная система вне больниц, к примеру поликлиника, уход за больными на дому, здравоохранительные институты семьи и т. д. Количество позиций в амбулаторном здравоохранении неожиданно превысило количество рабочих мест в строительной сфере США (5,5 млн рабочих мест) и далеко превзошло сферу производства потребительских товаров (4,5 млн рабочих мест). В системе больниц получили работу 8 млн медсестер, специалистов и управляющих.
В целом общее количество занятых в системе медицинского здравоохранения в США достигло 14,6 млн человек, в системе образования (от дошкольного до высшего) трудилось 14 млн человек, в сфере социальных услуг работало 2,2 млн человек.
Почему же занятость в системе медицинского здравоохранения продолжает расти? Потому что подскочили расходы правительства на сферу здравоохранения! В 2000 году общие расходы правительства США на здравоохранение для престарелых (medicare) и медицинские субсидии (medicaid) составляли 300 млрд долларов, а к 2012 году они раздулись до 800 млрд долларов, что почти в два раза превышает темп прироста ВВП.
В 2000 году, когда президентский срок Билла Клинтона подходил к концу, финансы правительства США были в профиците, а с момента прихода к власти Барака Обамы в 2009 году финансовый
4
дефицит четыре года подряд превосходил 1 трлн долларов, что равноценно тому, как если бы правительство осуществляло крупномасштабные трансфертные платежи в пользу системы здравоохранения. Расходы на систему здравоохранения значительно превосходят темп прироста ВВП. Это значит, что прибыль реальной экономики США широко подтачивается производством лекарств и другими отраслями, производственная база постоянно ослабевает, и на то, что американское производство не желает возвращаться на родину, есть причины.
Аномальный рост занятости в сфере здравоохранения неизбежно привел к тому, что экономические ресурсы оттягиваются от других отраслей и тем самым сдерживается рост занятости среди позиций с высокой заработной платой. Ситуация в сфере социальных услуг схожа с медицинским здравоохранением: правительство путем трансфертных платежей переводит занятость реальной экономики в сферу социальных услуг.
Основной рост занятости в сфере образования происходит благодаря быстрому росту системы частных школ. С 2000 года занятость в негосударственных школах США выросла на 54 %, а баланс студенческих кредитов разросся со 150 млрд до 1 трлн долларов и к тому же сталкивается с массовыми дефолтами. Образование должно укреплять будущее страны, однако высокая стоимость и огромные долги в настоящий момент «перерасходуют» будущее студентов, то есть уничтожают будущую надежду государства.
Увеличение числа позиций со средней заработной платой, в особенности в сфере медицинского здравоохранения и социальных услуг, основывается на финансовом дефиците правительства. В будущем, когда проснется вулкан процентных ставок, стоимость финансирования госдолга заметно вырастет и способность правительства гасить долговые обязательства столкнется с серьезньми проблемами. Число занятых в сфере медицинского здравоохранения уменьшится. Рост занятости в сфере образования, в особенности в системе частных школ, в основном опирается на студенческие кредиты, которыми платят за дорогое обучение. Объем студенческих кредитов уже превысил 1 трлн долларов, что выше объема автокредитов и кредитов по банковским картам, вместе взятых. При нынешней неблагоприятной ситуации на рынке занятости уже случился серьезный кризис задолженности, и если ставки по процентам вновь резко вырастут, то до внутреннего взрыва студенческих кредитов остаются считанные дни, а занятость в сфере образования уже сталкивается с реверсией.

Увеличение рабочих мест с низкой заработной платой не может привести к росту потребления, оно может только поддержать выживание. Рост позиций со средней оплатой труда столкнется с уменьшением в будущем, потребительская способность будет все так же ограниченна. Основная «армия» потребления — позиции с высокой заработной платой, занимающие половину рынка занятости, — несет тяжелые потери и еще не оправилась от предыдущих потрясений.
Общий объем розничной торговли по сравнению с 2007 годом, через пять лет после восстановления экономики и без учета инфляции, в 2013 году все же был ниже на 2 %. А в следующие после трех кризисов 1980-х, 1990-х и 2000-х годов пять лет общие объемы розничной торговли были выше предкризисного уровня на 20, 17 и 13 % соответственно. Если внимательно посмотреть на такие категории, как бытовые и продовольственные товары в розничной торговле, то станет понятно — реальный уровень потребления по сравнению с 2007 годом снизился на 6 %, чего никогда не происходило в процессе восстановления после многочисленных послевоенных экономических кризисов. Серьезность внутренней травмы рынка занятости можно определить, лишь взглянув на эту маленькую деталь.
Слабость рынка занятости является основной причиной вялого потребления. Это и есть ключевая причина, по которой американской экономике трудно дается восстановление.
В целом потери позиций с низкой зарплатой в результате финансового кризиса уже почти восстановлены. Из потерянных 5,8 млн рабочих мест с высокой заработной платой вернулось всего лишь 1,4 млн, и даже если прибавить к этому новый прирост рабочих мест со средней заработной платой для 1,9 млн человек, то это все равно будут чистые потери в 2,5 млн рабочих мест по сравнению с предкризисным уровнем. За тот же период население США выросло на 15 млн человек, а количество рабочих мест, наоборот, уменьшилось на 2,5 млн. Можно представить, какое давление испытывают молодые люди в сфере занятости.
Величина рынка занятости в США внушает серьезные опасения. В августе 2013 года доля трудоустроенного населения в возрасте старше 16 лет составляла всего 63,2 %, что сравнимо с показателем 35-летней давности, то есть с уровнем августа 1978 года. Доход среднестатистической американской семьи после вычета инфляции оказывается на 7 % ниже, чем в 2000 году!

Тем временем, медиакоманда Уолл-стрит преподносит все в розовом цвете: уровень безработицы неуклонно снижается, доверие потребителей уже восстановлено, в экономической сфере страны все благополучно. Пропаганда заменила мрачный вид рынка занятости, создала мираж восстановления экономики.
При такой ужасной ситуации с доходами и занятостью, взрывным ростом рынка акций и пузырем недвижимости оптимистичные прогнозы экономического роста страны в конце концов натолкнутся на «стену» занятости!

8, 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Смотрите также

  • О числе 33 (тридцать три) и масонской звездеО числе 33 (тридцать три) и масонской звезде
    Рисунок бюста Альбера Пике, магистра и посвященного высшего уровня.   … Масонская звезда с тридцатью тремя лучами часто встречается на монументах, украшающих центральные площади городов во всех частях света.  Казанский Собор, Санкт-Петербург 21-я линия Васильевского острова, Санкт-Петербург Мы находили число 33, закодированное в работах Бэкона и Шекспира, в манифестах розенкрейцеров. …
  • Слияния и поглощения между компаниями, находящимися на разных этапах жизненного циклаСлияния и поглощения между компаниями, находящимися на разных этапах жизненного цикла
    Аристократические организации не просто богаты наличностью. Он имеют ее в избытке. Если вы рассчитаете коэффициент Dan & Bradstreet для организаций, достигших этапов Аристократизма и Расцвета, то в первом случае коэффициент окажется выше. Аристократические организации консервативны и ликвидны. Их внутренние подразделения редко требуют инвестиций. Доминирующее настроение организационного благодушия подавляет агрессивные устремления …
  • Иностранный капитал — пятая колонна в холодной войнеИностранный капитал — пятая колонна в холодной войне
    Автор: Катасонов Валентин Юрьевич Многие наши граждане, воспитанные в духе экономического либерализма, полагают, что действующие в российской экономике предприятия с участием иностранного капитала, — вне политики. Следовательно, они вне той холодной войны, которая сегодня развязана Западом против России. Им кажется, что такие предприятия живут по принципу «Бизнес и ничего личного». Тем …
  • Серые волки и коричневые рейхи. Тайная история послевоенного мира. А. Фурсов.Серые волки и коричневые рейхи. Тайная история послевоенного мира. А. Фурсов.
    Авторы «Серого волка» (Саймон Данстен, Джерард Уильямс «Серый волк. Бегство Адольфа Гитлера») сходу огорошивают читателя (разумеется, не очень подготовленного), причем не один раз. Во-первых, они уверенно утверждают: «…в конце Второй мировой войны Адольф Гитлер, величайший злодей в истории, сбежал из Германии и остаток жизни провел в Аргентине; его заместитель по …
  • Видео: Андрей Фурсов — Лекция «Капитализм как реальность»Видео: Андрей Фурсов — Лекция «Капитализм как реальность»
      Андрей Фурсов — Лекция «Капитализм как реальность» 15, 1
Management-Club.com © 2015-2017
Translate »