Management-Club.com

управляй и властвуй...

О сланцевой революции

Следующая важная опора «дома на скале» — новые источники энергии, среди которых самыми популярными являются сланцевый газ и сланцевая нефть.
Согласно прогнозу «Обзора мировых ресурсов» Международного энергетического агентства (IEA) от 2012 года, под влиянием сланцевой революции США превзойдут Саудовскую Аравию и станут крупнейшим производителем нефти в мире к 2017 году. Относительно нетто- стоимости объема производства Соединенные Штаты практически достигнут самообеспечения. В «Энергетическом обзоре», подготовленном компанией ExxonMobil в 2013 году, указывается, что к’2040 году спрос на природный газ вырастет на 65 %; 20 % мирового производства будет приходиться на Северную Америку, большая часть будет поступать из нетрадиционных источников, например месторождений сланцевого газа. Вывод, сделанный в докладе, гласит: к 2025 году сланцевая революция приведет к тому, что США станут главным экспортером энергоресурсов. Национальная комиссия по информации США также прогнозирует, что к 2030 году США достигнут энергетической независимости.
Барак Обама верит в сланцевую революцию. В 2012 году он говорил: «Благодаря сланцевой революции наше предложение природного газа сможет удовлетворить спрос в США на 100 лет вперед». Профессионалы из сферы энергетики прогнозируют, что сланцевая революция создаст как минимум 17 млн рабочих мест, и, без сомнения, это будут позиции с высокой заработной платой. По оптимистичным оценкам, к 2020 году в США появятся 30 млн рабочих мест.
Падение цен на природный газ в США в последние годы как бы подтверждает, что сланцевая революция действительно происходит. Голос медиакоманды поддержки Уолл-стрит звучит все громче. Она заявляет, что США превращаются в «новую Саудовскую Аравию». Если сланцевый газ и сланцевая нефть в конце концов смогут занять место нефти, то стоимость ресурсов значительно снизится, что напрямую подтолкнет производство, создаст еще больше высокооплачиваемых рабочих мест, приведет к росту потребления, и до экономического процветания останутся считанные дни.
Когда же началась сланцевая революция?

Если с помощью web-приложения Google Trends проанализировать эту тему, то можно увидеть, что сообщения о сланцевом газе начали появляться в 2005 году. После 2011 года, когда СМИ начали активно употреблять словосочетание «сланцевая революция», этот термин прочно засел в сознании масс.

Что же произошло в 2005 году? Случился ли в то время прорыв в освоении сланцевых пород, или же была другая причина?
Основной принцип сланцевой технологии — сочетание метода горизонтального бурения и гидравлического разрыва пласта, осуществляемого с помощью вкачивания «разрывающей жидкости» (химических веществ, смешанных с большим количеством воды, песка и ила) под высоким давлением в подземный колодец. После разрыва близлежащей горной породы происходит расширение разлома, и это приводит к тому, что природный газ, выделяемый или абсорбированный сланцевой породой, собирается в колодце. Химические элементы, содержащиеся в разрывной жидкости, зачастую являются ядовитыми и при попадании в подземные воды могут представлять серьезную угрозу.
На самом деле сланцевая технология существует уже давно. В 80-х годах XX века уже предпринимались попытки ее применения, однако до 2005 года они составляли 3 % от производства всего природного газа в США. На эту цифру даже не стоит обращать внимания. Основной проблемой была высокая себестоимость подобной разработки, включающая в себя экономические и юридические затраты, а также вред, наносимый окружающей среде.
В 2005 году Ричард Чейни, бывший вице-президент США и президент компании Halliburton, основоположницы сланцевой технологии, вместе с соратниками из политических и нефтяных кругов «освободил» метод гидравлического разрыва от контроля Управления по охране окружающей среды США. Раньше эта организация, основываясь на Законе о безопасности питьевой воды, строго контролировала степень загрязнения вод и уровень вреда от применения метода гидравлического разрыва, что было одной из важных причин высокой себестоимости сланцевого газа. Благодаря усиленному лоббированию интересов нефтяных корпораций сланцевое производство взяло верх над постановлением Управления по охране окружающей среды США о строгом запрете на вкачивание ядовитых химикатов под землю. Это единственное исключение из американских законов, уделяющих повышенное внимание охране окружающей среды.
В 2005 году американский Закон о безопасности питьевой воды сделал исключение для гидравлического разрыва, став знаменитой в юридическом мире «лазейкой Halliburton». Не будь этой «лазейки», не было бы и так называемой сланцевой революции.
Если не задумываться о ценности человеческой жизни, то увеличение стоимости активов тут же перестает быть проблемой!
Правосудие раскрыло свои двери, алчность полилась рекой; за короткие шесть лет доля сланцевого газа в общем производстве природного газа в США подскочила с 3 до 40 %, и 2005 год стали называть первым годом сланцевой революции.

Впрочем, помимо побочного эффекта в виде отравления источников воды, у сланцевой технологии есть еще один смертельный изъян — слишком короткий период истощения сланцевой скважины, на второй год производительность резко снижается на 75-80 %, и после пяти лет использования скважину можно закрывать. Для поддержания роста производства и цен на свои акции производители вынуждены продолжать вкладывать деньги в разработку новых скважин и к тому же успевать следить за потоком информации по теме. На рынке возникла ситуация, когда объем предложения резко увеличился, а цены начали падать.
В 2005 году, когда Ричард Чейни получил разрешение от Управления по охране окружающей среды США, цена на природный газ составляла 14 долларов за кубический фут. К февралю 2011 года цена уже упала до 3,88 доллара. В начале 2013 года стоимость природного газа уменьшилась до 3,5 доллара за кубический фут. При этом средняя себестоимость сланцевого газа равняется 8-9 долларам, а это означает, что большинство скважин терпит серьезные убытки.
Отрицательный финансовый период в отрасли сланцевого газа вызвал затруднения с капиталом компаний-разработчиков. К 2013 году производителям сланцевого газа для поддержания имеющегося уровня добычи приходилось бурить каждый год 7 тыс. новых скважин и тратить на это 42 млрд долларов. А в 2012 году выходная стоимость сланцевого газа составила всего 3,25 доллара за кубический фут. Если цена не вырастет, то убытки всей отрасли составят примерно 10 млрд долларов в год.

Никто не будет работать в убыток ради рекламы, так почему же производители сланцевого газа не снижают объемы производства и не поднимают цену?
Это связано с правами на производство сланцевого газа. Большинство сланцевых скважин в США разрабатываются на частной земле, контракт владельца земли с разработчиком заключается на 3-5 лет, и если в течение этого срока работы не будут начаты, то права на разработку той или иной скважины отзываются и все вложения выбрасываются на ветер. А чем скорее производители начнут разработку, тем раньше деньги, которые они заняли на Уолл-стрит, превратятся в поток наличности, и только таким образом можно смягчить давление от возвращения займов и одновременно повысить стоимость акций.

В таком порочном кругу чем выше производство сланцевого газа, тем жестче падают цены и большие убытки терпят компании.

Многим компаниям уже трудно поддерживать поток наличных денег, им остается только распродавать землю, содержащую сланцевый газ, чтобы компенсировать недостаток прибыли. В то же время многие компании вынуждены во все больших масштабах списывать активы, чтобы отразить свое реальное финансовое положение. В этой игре по-крупному компании со слабым капиталом первыми идут ко дну и выходят из игры, и даже игроки с большим капиталом чувствуют, что их желания не совпадают с возможностями.
6 октября 2013 года компания Royal Dutch Shell, нефтяной тяжеловес мирового уровня, была вынуждена объявить о своем поражении в грандиозной игре сланцевой революции. Перед своим уходом Питер Возер, исполнительный директор Royal Dutch Shell, в пламенной речи с сожалением говорил, что он неправильно оценил американскую сланцевую революцию. Из 24 млрд долларов, вложенных в покупку и разработку сланцевых месторождений в Северной Америке, компания была вынуждена списать активы на сумму в 2,1 млрд долларов. Попытка Royal Dutch Shell сыграть на сланцах Северной Америки провалилась, и глава компании откровенно отметил, что из-за отсутствия дохода им пришлось признать девальвацию активов в 3 млрд долларов.
Если даже Royal Dutch Shell со своим капиталом и положением в мировой нефтяной отрасли не смогла извлечь прибыль из сланцевой революции, то, боюсь, что 1,7-3 млн рабочих мест с высокой заработной платой, на которые рассчитывает Барак Обама, являются очередной пустой надеждой.
На самом деле у технических и социальных революций есть общая особенность: в начальный период мало кто осознает, что происходит в действительности, и дело, которое на первых порах все называют революцией, зачастую оказывается пузырем. С 90-х годов XX века само слово «революция» было испорчено Уолл-стрит: революция электромобилей, революция энергии ветра, революция солнечной энергии — фотогальванического элемента, революция этанолового топлива.

Сегодняшняя сланцевая революция — это не что иное, как еще один способ для получения прибыли. Это говорит лишь о том, что все технические разработки раздуты жадными до прибыли финансистами. Целью подобных игр с техническими инновациями является перетекание денежных средств из кармана большинства в карман меньшинства.

Уолл-стрит стремится к богатству, а нефтяной и военно- промышленный комплексы могут еще и угрожать жизни. Когда подобные «группы по интересам» в силу своей жадности заставляют законы и политические установки работать на себя, до народа никому нет дела.

4, 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Смотрите также

Management-Club.com © 2015-2017
Translate »