О возможных вариантах упразднения ссудного процента

О возможных вариантах упразднения ссудного процента

Поскольку из всего выше сказанного следует, что ссудный процент порождает кризисы, диспропорции хозяйства, инфляцию и кучу других неприятностей, то логично дать короткий ответ: упразднить процент .

Но упразднять можно по-разному.

Начнём с самого простого, но, наш взгляд, имеющего небольшие шансы на успех, варианта.

Назовём его «мягким упразднением процента», или «налоговым изъятием процента».

Суть его в следующем: сохранить денежно-кредитную систему в частных руках, сохранить право ростовщиков взимать процент по кредитам, но обязать ростовщиков передавать часть полученных процентов в доход государства в виде налогов. При этом постепенно ставки налогов повышать, имея в виду доведение ставки до величин, близких к 100% банковской прибыли, полученной в виде ссудного процента (такое конфискационное налоговое изъятие ссудного процента не должно распространяться на прибыль банков в виде комиссий). Государство будет «вбрасывать» полученные процентные деньги в национальное хозяйство в виде различных бюджетных программ и проектов и таким образом восстанавливать нарушенное равновесие между платёжеспособным спросом и предложением товаров.

В настоящее время в целом ряде стран (в том числе России) центральные банки перечисляют в бюджет всю или значительную часть полученной прибыли.

Согласно статье 26 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» Центральный банк обязан перечислять по истечении года в бюджет государства 50% полученной прибыли.

Но такие перечисления проблемы не решают, так как основная часть прибылей банковского сектора приходится на коммерческие банки. Примечательно, что ставки налогообложения прибыли частных банков во многих странах такие же, как у предприятий реального сектора экономики, то есть очень щадящие, а кое-где почти символические.

Так, в начале текущего десятилетия в Российской Федерации налог на прибыль банков была понижена с 45 до 24 процентов, что уравняло банки с предприятиями нефинансового сектора.

Сомневаюсь, что даже если государство повысит ставки налогов на частные банки, то проблема будет решена: государству будет крайне сложно изъять у ростовщиков полученные ими процентные доходы. Мы сегодня видим, что банки успешно уводят свои прибыли от налогообложения, используя для этого многочисленные схемы и офшоры  [218]. Нельзя исключать, что государство проиграет банкам в игре под названием «налоговое изъятие процентных доходов».

В этом случае можно прибегнуть к другому варианту

Назовём его «жёстким (декретным) упразднением процента» .

Такой вариант предлагается некоторыми западными специалистами по кредиту. Например, М. Рауботамом (мы достаточно часто его цитировали). Для реализации данного варианта принимается закон, запрещающий банкам при кредитных операциях взимать процент. При этом кредитные институты остаются в частных руках. Банкам будет предложено зарабатывать деньги, а не «делать их из воздуха». То есть жить на комиссионные доходы. Подобно тому, как это делают сегодня некоторые кредитные организации, которые принято называть «исламскими банками». Данный вариант отличается от первого не только тактически, но также тем, что он обходится без использования бюджетной системы (перераспределение процента через бюджет).

Не следует путать декретное упразднение процента с периодическими снижениями процентных ставок, осуществляемыми центральными банками отдельных стран в рамках их денежно-кредитной политики. Такие снижения могут быть существенными: с учётом инфляции реальные процентные ставки могут оказываться даже отрицательными. Например, после краха фондового рынка в 2000—2001 гг. ФРС США начала стимулирование экономического роста постепенным снижением учётной ставки (с 6,5 до 1% годовых). На протяжении двух лет в текущем десятилетии реальная ставка представляла собой отрицательную величину. Кстати, политика «дешёвых» денег привела к тому, что в стране были подготовлены условия для нового кризиса, который начался в 2007 г.

Политика «дешёвых» (по сути, «бесплатных») денег уже длительное время проводится в Японии. Японская экономика вошла в состояние спада в начале 1990-х гг. и центральный банк этой страны на протяжении многих лет удерживает процентную ставку на символически низком уровне (0,5 — 0,25 и даже 0,1%).
Однако подобные «упразднения» процента носят конъюнктурный и временный (обратимый) характер, они направлены на сохранение власти ростовщиков, а не на её подрыв.

Имеется «радикальная» модификация варианта декретного упразднения процента.

Речь идёт о декретном введении даже не нулевого, а отрицательного процента. По мнению авторов этой идеи, реализация «радикального» варианта будет иметь следующие положительные для общества последствия:

а) ускорится обращение денег, что приведёт к ускорению обращения товаров и услуг и ускорит развитие реального сектора экономики;

б) деньги утратят свою функцию средства накопления, они будут выполнять изначально возложенную на них функцию средства обращения и средства платежа;

в) утрата деньгами функции средства накопления приведёт к постепенному «отмиранию» капитала и капитализма  [219].

Полагаем, что введение варианта «отрицательного процента» «сверху», т.е. по инициативе государственных властей мало вероятно (что, кстати, признают авторы данной концепции).

Однако реализация такого варианта не исключается «снизу», т.е. по инициативе простых граждан. Речь идёт о введении так называемых «местных», или «локальных» денег местными общинами. На сегодняшний день накоплен немалый опыт использования таких «локальных» денег небольшими муниципалитетами и группами граждан во многих странах мира. Особенно потребность в «локальных» деньгах усиливается в годы кризисов, когда возникает дефицит законных платёжных средств: «локальные» деньги хотя бы частично компенсируют нехватку банкнот и других законных денежных знаков. Конечно, введение «локальных» денег по инициативе граждан не заменяет перестройку всей национальной денежно-кредитной системы, но при определённых условиях может снижать влияние ростовщиков на общество и, таким образом, облегчать переход к новой денежнокредитной системе.

Кстати, при упразднении банковского процента для ростовщиков в значительной мере теряет смысл существование центрального банка как института эмиссии банкнот. Ведь данный институт изначально создавался для того, чтобы давать деньги правительству и на этом «наваривать» проценты. Беспроцентное кредитование правительства становится неинтересным центральному банку, особенно если он частный (мы имеем в виду, прежде всего, ФРС). При «декретном упразднении процента» может опять стать крайне актуальным вопрос о целесообразности замены центрального банка казначейством в качестве эмитента законных платёжных средств. То есть замены эмиссии банкнот казначейскими билетами.
По поводу успешности проведения в жизнь данного варианта имеются некоторые сомнения.

Ссудный процент появился на свет и заявил свои права на существование в результате серии «денежных революций». Поэтому «загнать джина в бутылку» можно лишь в результате мощной революции, точнее «денежной контрреволюции» [220]. Вряд ли бывшие ростовщики захотят заниматься бизнесом, который будет основываться на получении лишь жалких комиссий за те или иные финансовые операции (скажем, комиссии за подготовку, подписание и сопровождение беспроцентных кредитных сделок). Данный вариант является откровенным посягательством на экономическую и политическую власть ростовщиков.

Резюмируя, можно сказать, что наиболее эффективный способ борьбы с «перекосами» в национальном хозяйстве, вызванными ссудным процентом, на наш взгляд, является перевод всей банковской системы в государственную собственность. В этом случае процент по кредитам перестанет быть «вирусом», дестабилизирующим и убивающим хозяйство. Он будет «обезврежен», и его можно будет использовать как эффективный инструмент управления национальным хозяйством.

108, 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Смотрите также

  • Старение активов компаний и восстановление глобальной экономикиСтарение активов компаний и восстановление глобальной экономики
    Почему публичные компании, имея в своем распоряжении большое количество наличных, влезают в огромные долги? Почему деньги, взятые в долг, не направляются на создание рабочих мест, на капитальные расходы или усиление конкурентоспособности? Ответ прост: люди по своей натуре всегда будут стараться получить как можно больше денег. Топ-менеджеры компаний, входящих в S&P …
  • Еще раз о конкуренцииЕще раз о конкуренции
    … Второй пример относится к коммерческой тайне, связанной с техническими новшествами. Компания создаёт новую технологию (или покупает её у какого-нибудь Кулибина) и резко снижает свои издержки производства. Технология сохраняется в тайне от конкурентов. Более того, чтобы её не смогли использовать другие, данная компания защищает свои интересы («интеллектуальную собственность») патентами. Компания …
  • Россия идет прямиком на американские ипотечные граблиРоссия идет прямиком на американские ипотечные грабли
    Чтобы стимулировать национальный рынок жилья, российские власти решили взять пример с США. Агентство ипотечного жилищного кредитования (АИЖК), созданное по решению правительства РФ, для поддержки рынка ипотечного кредитования страны в прошлом году разработало новый механизм, который позволит кредитным организациям объединять ипотечные кредиты в пулы и на их основе выпускать ценные бумаги …
  • Сильные и слабые стороны Америки — обобщенный списокСильные и слабые стороны Америки — обобщенный список
    Американцы должны осознать, что наш престиж за рубежом всё больше будет зависеть от способности справиться с внутренними проблемами. Главным условием для любой адекватной оценки глобальных перспектив Америки сейчас являются государственные меры в отношении необходимых системных преобразований. Что требует от американцев ясно представлять себе как слабые стороны страны в глазах мировой …
  • К.П. Петров «Общая Теория Управления» — Лекция №16 — Эгрегоры — Часть 2К.П. Петров «Общая Теория Управления» — Лекция №16 — Эгрегоры — Часть 2
    122, 1