О сценариях кризиса и об инвесторах

О сценариях кризиса и об инвесторах

Считается, что главными организаторами финансового кризиса 1997 — 1998 гг. являются такие финансовые спекулянты, как Джордж Сорос , Джулиан Робертсон и другие «хеджеры».

В данном случае уместно напомнить слова Сороса: «Жизнь создается на краю хаоса, а я специализируюсь на использовании хаоса. Это у меня получается лучше всего» [252] .

Однако Сорос явно скромничает: он не только использует хаос, он этот хаос создает. Так же действуют и другие крупные спекулянты.
Эти господа действуют через свои инвестиционные фонды, прежде всего хеджевые фонды (ХФ) , имеющие ярко выраженный спекулятивный характер. С помощью ХФ они мобилизовали на мировых финансовых рынках громадные капиталы и направляли их в страны с так называемыми «формирующимися рынками» (emerging markets) . Средства, привлекаемые ХФ, иногда в десятки раз превышали собственные капиталы фондов (создавалось так называемое «финансовое плечо»). Крупный фонд с собственным капиталом в 1 млрд долл. мог, например, в 1990-е годы привлекать средства до 100 млрд долл. Такие суммы превышали валютные резервы центральных банков большинства стран мира.

Сценарий кризиса очень прост:

 — из принимающей страны начинается вывод гигантских капиталов, что создает резкий взлет спроса на иностранную валюту (прежде всего доллары США);

 — одновременно происходит резкое увеличение предложения национальной валюты, что создает риск обвала ее курса по отношению к резервным валютам.

Центральные банки стран, подвергшихся таким атакам, пытаются противодействовать обвалу национальных валют, расходуя для этого резервную валюту. Когда «патроны» (т.е. резервная валюта) кончаются, то происходит обвал национальной валюты.
Например, центральный банк Таиланда за две недели (май 1997 г.) израсходовал 10 млрд долл. для того, чтобы удовлетворить заявки на продажу бата (национальной валюты) и поддержать ее курс на докризисном уровне (25 батов за 1 доллар США). В середине 1997 года началось резкое падение бата, которое продолжалось до начала 1998 года, когда за 1 доллар давали 56 батов. В Южной Корее национальная денежная единица — вон — также упала: до кризиса 1000 вон равнялись 1 доллару США, в конце — это соотношение было 1700:1.

Наиболее глубоким было падение рупии — национальной валюты Индонезии. До кризиса за 1 доллар давали 2 тыс рупий, а в его конце — уже 18 тыс, т.е. имело место девятикратное падение!


Резкое падение валютных курсов национальных денежных единиц имеет своим следствием рост инфляции, резкое увеличение долгового бремени национальных компаний и банков (долговые обязательства их обычно выражались в иностранных валютах), повышении процентных ставок по кредитам, банкротствах, падении производства и показателей ВВП.

Именно в это время на сцену выходят иностранные «инвесторы», которых правильнее назвать «акулами», или «мародерами», расхватывающими по кускам или целиком подешевевшие активы.


Приведем примеры того, какая «добыча» досталась иностранным «акулам» в странах ЮВА после «обвалов» их национальных валют в 1997 — 1998 гг.: в Индонезии «BNP Paribas» поглотила финансовую группу «Peregrin» (крупнейшую неяпонскую финансовую группу в Азии); в Южной Корее «Procter & Gamble» приобрела компанию «Ssanyong Paper», а «General Motors» — компанию «Daewoo Motors»; на Филиппинах «First Pacific» приобрела пивоваренное предприятие «San Miguel» и т.д.


Вот что по поводу действий иностранных «инвесторов» в странах ЮВА в те годы пишет С. Голубицкий:


«Тигров разрывали взрослые дяди, поднаняв на роль исполнителей сначала валютных спекулянтов (Сороса со товарищи, которым ссужали под немыслимое пятипроцентное «плечо» в прямом смысле безграничные капиталы), а затем МВФ и Всемирный банк, завершивших обесценение азиатских активов с помощью кредитов SAP».


Для справки: SAP, Structural Adjustment Program — программа, навязываемая странеполучательнице кредита международного финансового института; эта программа направлена на окончательную «либерализацию» национальных рынков и предусматривает: сворачивание социальных программ, полную отмену государственных субсидий, приватизацию предприятий государственного сектора, снижение курса национальной валюты, усиление экспортной ориентации производства и т.п.
Кризисы, подобные тому, который случился в странах ЮВА в 1997 — 1998 гг., происходили и в других странах ПМК. По оценкам специалистов ЕЦБ, всего за период 1995 — 2003 гг. в странах с «формирующимися рынками» произошло 36 кризисов — начиная с кризиса в Аргентине в январе 1995 г. и кончая кризисом в Словакии в августе 2003 года  [254] .


О последствиях финансовых кризисов в странах с «формирующимися рынками» (в том числе в России в 1998 году) сказано и написано уже достаточно много. Немало сказано и о той «добыче», которая попадает в пасть западных «инвесторов-акул». Но при этом часто забывается самое главное следствие (или самый главный результат). Страны периферии мирового капитализма (ПМК) вынесли из этого кризиса очень простой урок: чтобы защититься от спекулянтов и инвесторов-акул, необходимы большие валютные резервы.

Именно с этого времени центральные банки стран ПМК начали высокими темпами накапливать международные резервы, создавая тем самым устойчивый спрос на «продукцию» Федеральной резервной системы США. Это и был главный результат серии финансовых кризисов, организованных спекулянтами в прошлом десятилетии.
Об этом результате кризисов 1990-х годов красноречиво свидетельствует статистика. Объем мировых валютных резервов с 1600 млрд долл. в начале 1999 года возрос до более чем 7000 млрд долл. в середине 2008 года.


При этом резервы в странах с «формирующимися рынками» за указанный период возросли с 1000 млрд долл. до 5500 млрд долл. 70% общего прироста пришлось всего на три страны — Китай, Японию и Россию. Валютные резервы в Китае выросли в 12 раз (со 146,6 до 1756,7 млрд долл.), в Японии — в 4,6 раза (с 211,4 до 973,8 млрд долл.), в России — в 82,7 раза (с 6,7 до 554,1 млрд долл.). Среди других крупных держателей валютных резервов в середине 2008 года были следующие страны (млрд долл.): Индия — 302,3; Тайвань — 290,1; Бразилия — 199,8; Алжир — 133,2; Таиланд — 103,0; Мексика — 93,0; Турция — 75,5 [255] .

90, 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Смотрите также

  • Соблюдение правильной стратегической последовательностиСоблюдение правильной стратегической последовательности
    Мы рассмотрели пути открытия возможных голубых океанов. Мы разработали стратегическую канву, которая четко формулирует вашу будущую стратегию голубого океана. И вы выяснили, как привлечь максимально возможное число покупателей. Следующая задача состоит в создании устойчивой бизнес-модели, с тем чтобы обеспечить получение хорошей прибыли от реализации вашей идеи голубого океана. Это подводит …
  • Видео: Документальный фильм «Мировая кабала» 2 часть «Фальшивомонетчики в законе»Видео: Документальный фильм «Мировая кабала» 2 часть «Фальшивомонетчики в законе»
    82, 1
  • Слабые стороны Америки: политический заторСлабые стороны Америки: политический затор
    Шестая ахиллесова пята, связанная с предыдущей, — всё больше буксующая и партизанящая политическая система. Политические компромиссы стало труднее распознавать отчасти потому, что в СМИ, особенно на телевидении, радио и в политических блогах, всё больше преобладает язвительный партизанский дискурс, тогда как относительно неинформированные массы питают слабость к манихейской демагогии. В результате …
  • Книга — В.Ю. Катасонов, Мировая кабала — Ограбление по-еврейскиКнига — В.Ю. Катасонов, Мировая кабала — Ограбление по-еврейски
    По мнению автора, могущественные банкирские кланы Запада, в первую очередь Ротшильды давно выработали собственную глобальную финансовую доктрину и делают все, чтобы Россия неизменно оставалась денежным и сырьевым придатком западной цивилизации. Как была разработана эта доктрина, какие конкретные действия принимались и принимаются для ее осуществления, какая роль отведена в ней нынешней …
  • Верховный суд разрешил банкам не выдавать клиентам наличныеВерховный суд разрешил банкам не выдавать клиентам наличные
    Верховный суд России ограничил граждан в праве на то, чтобы снимать средства со счетов и вкладов в наличной форме. Решение, которое по мнению юристов станет прецедентным, было принято по спору Сбербанка с одним из клиентов-физлиц, сообщает в среду «Коммерсант». Сергей Будник в 2015 году получил на счет в Сбербанке 56 млн …