Management-Club.com

управляй и властвуй...

Главная задача Америки на ближайшие десятилетия

… главная задача и геополитический императив Америки на ближайшие несколько десятилетий — обрести «второе дыхание», способствовать формированию расширенного и более энергичного Запада, одновременно укрепляя сложное равновесие на Востоке, с тем чтобы конструктивно воспринять повышение глобального статуса Китая и избежать общемирового хаоса. Без стабильного геополитического равновесия в Евразии, обеспечиваемого обновленной Америкой, решение глобальных проблем, от которых зависит социальное благополучие и в конечном итоге жизнь человечества в целом, зайдет в тупик. Неспособность Америки следовать этой амбициозной трансконтинентальной геополитической стратегии, по всей вероятности, ускорит ослабление Запада и приведет к усилению нестабильности на Востоке. Межгосударственная вражда в Азии — прежде всего между Китаем, Индией и Японией — повысит напряженность в регионе и обострит, с ущербом для обеих сторон, скрытую взаимную неприязнь Китая и Америки.

И напротив, успех Америки в деле расширения Запада, превращение его в самую стабильную и демократическую зону мира позволят сбалансировать власть принципами. Сплоченный расширенный Запад, простирающийся от Северной Америки через Европу до Евразии, захватывающий Россию и Турцию, подберется в географическом плане к самым границам Японии — первой азиатской страны, успешно внедрившей демократию, — и Южной Кореи. Этот расширенный охват позволит донести в привлекательном свете основополагающие западные принципы до других культур, тем самым способствуя постепенному формированию в ближайшие десятилетия различных вариаций на тему универсальной политической демократии.

В то же время Америка должна продолжать сотрудничество с энергичным, финансово влиятельным, но потенциально склонным к конфликтам Востоком. Если Америка с Китаем придут к соглашению по широкому кругу вопросов, перспективы стабильности в Азии существенно повысятся. Особенно в том случае, если Штаты одновременно поспособствуют искреннему примирению между Японией (своим главным союзником на Тихом океане) и Китаем, а также урегулируют растущее соперничество между Китаем и Индией. Все эти важные задачи необходимо решать параллельно, поскольку Азия — это не только Китай. Политика Штатов на Востоке должна исходить из того, что борьба за стабильное равновесие в Азиатском регионе не сводится к построению особых партнёрских отношений с Пекином, какие бы выгоды это ни сулило.

Поэтому, чтобы эффективно действовать как в западной, так и в восточной части Евразии, Америка должна взять на себя двойную роль. Она должна стать проводником и гарантом расширенного и укрепленного единства на Западе, а одновременно — миротворцем и посредником между крупнейшими державами Востока. Обе роли жизненно важны, и обе подкрепляют одна другую. Однако чтобы обеспечить себе кредит доверия и запас сил для успешного исполнения обеих ролей, Америка должна сперва обновиться изнутри. Отбросив на время всё более сомнительное статистическое допущение, что нынешние темпы экономического роста в ближайшие десятилетия не ослабнут, Америка должна сделать упор на другие аспекты своего развития — инновации, образование, способность разумно сочетать силу и дипломатию, качество политического руководства и привлекательность демократического образа жизни.

Для того чтобы выступить успешным проводником и гарантом обновления Запада, Америке понадобится укрепить связи с Европой, оставаться преданной делу НАТО и совместно с Европой осторожно руководить постепенным включением (возможно, разными способами) Турции и по-настоящему демократизирующейся России в состав Запада. Штаты должны способствовать большему сплочению Евросоюза и гарантировать его геополитическую актуальность, участвуя в обеспечении европейской безопасности и одновременно побуждая Европу усилить собственную политическую и военную активность. Крепкое сотрудничество между Британией, Францией и Германией — центральным политическим, экономическим и военным блоком Европы — должно продолжаться и шириться. Кроме того, одновременно должен расти и крепнуть институт консультаций Германии, Франции и Польши по критичным для расширения Евросоюза на восток вопросам восточноевропейской политики. Америка в этом проекте выступает идейным стимулом, поскольку без её активного присутствия молодое и ещё хрупкое европейское единство может расколоться.

Французско-немецко-польский «Веймарский треугольник», стратегически вовлекающий Россию и одновременно оберегающий западное единство, может сыграть конструктивную роль в продвижении и консолидации намечающегося, но ещё неуверенного урегулирования отношений между Польшей и Россией. Участие Франции и Германии повысит ощущение безопасности у Польши и убедит Россию, что процесс имеет широкий резонанс в Европе. Только тогда крайне желательное примирение двух стран станет по-настоящему всеобъемлющим, как между Германией и Польшей, и оба эти урегулирования послужат укреплению стабильности в Европе. Однако для того, чтобы урегулирование российско-польских отношений было прочным и продуктивным, оно должно перейти с правительственного уровня на общественный, посредством интенсивных международных контактов и программ совместного обучения. Урегулирование лишь на правительственного уровня, не затрагивающее общественное мнение, ничего не дает. В 1939 году подобное соглашение в верхах было достигнуто между гитлеровским правительством и сталинским, однако через два года обе страны все равно оказались противниками в войне.

И наоборот, франко-германская дружба после Второй мировой, хоть и инициированная в верхах (свой исторический вклад внесли оба руководителя — генерал Де Голль и канцлер Аденауэр), получила успешную поддержку на общественном и культурном уровне. Изменения коснулись даже соответствующих страниц государственной истории обеих стран — с целью создания прочного фундамента для искренне добрососедских отношений, а значит, и для мирного союза. То же самое необходимо повторить в случае Польши и России, и как только процесс наберет ход, положительные результаты на международном уровне не заставят себя ждать. Кроме того, ключевая роль Польши состоит не только в том, чтобы открыть двери в Европу перед Россией: она может также подтолкнуть в нужном направлении Украину и Беларусь, тем самым побуждая Россию последовать их примеру. Таким образом, для желательного исторического расширения Запада необходимы стратегическое руководство и твердая почва. Нужно обеспечить поддержку со стороны укрупненного атлантического альянса, где Польша наладит партнёрство с Германией, которая, в свою очередь, продемонстрирует тесную дружбу с Францией.

Процесс потребует упорства и стратегической проницательности как от Америки, так и от Европы. России тоже придётся прикладывать усилия, приближаясь к соответствию стандартам Евросоюза. Однако в конечном итоге она сама не захочет упустить эту возможность, особенно если Турция и Евросоюз продвинутся по пути разрешения текущих проблем. Более того, значительная часть российских граждан уже расходится с правительством в вопросе вступления в Евросоюз. Согласно опросу, проведённому в России в начале 2011 года международной немецкой медиакомпанией «Дойче велле», 23% россиян считают, что Россия должна вступить в Евросоюз в течение ближайших двух лет, 16% — двух-пяти лет, 9% — пятидесяти лет, 6% выступают за более долгие сроки, 28% воздерживаются и только 18% высказались решительно против. Однако голосуя за членство в Евросоюзе, российское население в массе своей не представляет, насколько жестки требования к кандидатам. В лучшем случае, как уже происходит с Турцией, процесс принятия, едва начавшись, может застопориться, потом снова двинуться вперед, возможно, рывками, поэтапно и, вероятно, с введением мер переходного характера. В данный момент, однако, пока ещё рано рисовать подробную схему политической архитектуры будущего расширенного Запада.

Тем не менее, если Америка не окажет содействия сплочению Запада, не исключены катастрофические последствия. Европейские страны вспомнят свои исторические обиды, вспыхнут новые конфликты интересов, образуются соперничающие партнёрские союзы ради сиюминутной выгоды. Россия может способствовать расколу, манипулируя энергоресурсами, и, раззадоренная несогласованностью действий Запада, попытаться поскорее поглотить Украину, теша собственные имперские амбиции и способствуя ещё большей международной дезорганизации. Если Европа останется в стороне, отдельные европейские государства в погоне за коммерческой выгодой могут пойти на уступки России. Не исключен сценарий, по которому личные экономические интересы приведут к формированию особых отношений между Россией и Германией или Италией. В этом случае Великобритания скорее всего сблизится с США в противовес разваливающемуся и недружному союзу. Кроме того, притянутся друг к другу Франция и Британия, с неодобрением поглядывая на Германию, тогда как Польша и Прибалтика в отчаянии кинутся к Штатам за дополнительными гарантиями безопасности, В результате вместо нового более энергичного Запада мы получим сужение горизонтов и постепенный распад.

Кроме того, разобщенный Запад не сможет уверенно соперничать с Китаем за глобальную системную актуальность. Китай пока ещё воздерживается от идеологических заявлений, что его успешный опыт следует распространить и на другие страны мира, а Штаты стараются не педалировать идеологию в своих отношениях с ключевыми государствами, сознавая некоторую неизбежность компромиссов в других вопросах (например, урегулирование ограничения вооружений с Россией). И США, и Китай мудро приняли концепцию «конструктивного партнёрства» на международной арене, поэтому Штаты — несмотря на неодобрение того, что в Китае нарушаются права человека, — контролируют себя, чтобы не клеймить китайскую социоэкономическую систему в целом. Однако даже в такой менее антагонистической обстановке мирно (без идеологического накала) соревноваться с Китаем в том, какой строй больше подойдет для развивающегося мира, пытающегося удовлетворить запросы политически пробудившегося населения, будет гораздо легче расширенному и обновленному Западу.

Если же обеспокоенная Америка и излишне самоуверенный Китай не справятся с усилением политической враждебности, обе страны с большой долей вероятности погрязнут в разрушительном для обеих идеологическом конфликте. Америка станет утверждать, что успехи Китая строятся на тирании и представляют угрозу для экономического благополучия Штатов. Китай воспримет это заявление как попытку подорвать и даже, возможно, расколоть китайский строй. В то же время Китай будет все активнее выступать противовесом западному превосходству, связывая его в общественном сознании с эпохой хищнической эксплуатации слабых сильными и апеллируя в идеологическом плане к тем слоям «третьего мира», которые и без того испытывают историческую неприязнь к Западу в целом и к Америке в частности. Отсюда следует, что и Америке, и Китаю в собственных разумных интересах было бы лучше проявлять взаимную идеологическую сдержанность. Оба соперника должны бороться с искушением универсализировать отличительные черты своих социоэкономических систем и демонизировать друг друга.

В долгосрочном деле обеспечения стабильности в Азии Штаты должны взять на себя роль посредника и миротворца. Поэтому им следует избегать прямого военного вмешательства в данном регионе, вместо этого стремясь погасить давнюю вражду между ключевыми дальневосточными азиатскими силами — в частности Китаем и Японией. Основополагающий принцип политики Штатов на новом Востоке должен заключаться в том, что их вмешательство в события материковой Азии возможно лишь в ответ на враждебные действия против тех государств, где американский военный контингент уже давно стал частью международной обстановки.

В общем и целом роль Америки в Азии как опоры региональной стабильности должна повторять роль Британии во внутриевропейской политике XIX — начала XX века. Соединённые Штаты могут и обязаны решительным образом помочь Азии избежать борьбы за региональное господство, выступая посредником в конфликтах и нивелируя неравенство сил между потенциальными соперниками. При этом Штаты должны уважать особую историческую и геополитическую роль Китая в поддержании стабильности на Дальнем Востоке материка. Налаживание серьёзного диалога с Китаем по вопросу региональной стабильности поможет снизить вероятность не только американо-китайских конфликтов, но и просчетов во взаимоотношениях между Китаем и Японией, Китаем и Индией и даже в какой-то степени между Китаем и Россией в том, что касается ресурсов и статуса центральноазиатских государств. Таким образом, регулирующее воздействие Америки отвечает в том числе интересам Китая.

В то же время Штаты должны сознавать, что стабильность в Азии уже не может обеспечиваться извне, сторонней державой, тем более (особенно после незавершённой официально Корейской войны, проигранной Вьетнамской, нападения на Ирак в 2003 году и участия в затяжном афганском конфликте) прямым вооружённым вмешательством США. Подобные усилия Штатов по укреплению стабильности в Азии могут пойти во вред самой Америке (вовлекая её в разорительные военные действия по аналогии с недавними кампаниями) и даже закончиться повторением европейского развития событий в XX веке. Если Америка будет активно выстраивать антикитайский альянс с Индией (и даже, возможно, с другими материковыми государствами) или пропагандировать антикитайскую милитаризацию Японии, итогом может стать опасная взаимная неприязнь. Геополитическое равновесие в Азии XXI века должно в большей степени основываться на региональной самодостаточности и конструктивном подходе к межгосударственным отношениям и в меньшей — на сеющих раздор в регионе военных альянсах с неазиатскими странами.

Соответственно второй руководящий принцип для Америки в роли посредника на Востоке должен заключаться в том, что ей нельзя позволить втянуть себя в войну между материковыми азиатскими державами (если дело не касается обязательств перед Японией и Кореей). На самом деле, как бы ни истощали подобные войны своих участников, жизненно важных интересов Америки они не затронут. Однако с Японией и Кореей Соединённые Штаты повязаны уже больше пятидесяти лет, как сложилось по итогам Второй мировой. В случае возникновения сомнений относительно взятых на себя Штатами долгосрочных обязательств пострадает независимость и уверенность этих стран в своих силах, а также роль Америки на Тихом океане. Более того, Япония — это островное государство, лежащее вне материковой зоны, и её отношения с Америкой напоминают в этом аспекте связи Штатов с Великобританией, особенно периода Второй мировой и неспокойных лет «холодной войны». В эти отношения включена и Южная Корея, поэтому Штаты поставят под удар собственные долгосрочные интересы на Дальнем Востоке, если позволят усомниться в прочности своих оборонных обязательств относительно этих двух стран. Однако конструктивная роль Америки может заключаться в сдерживании ключевых игроков (и тогда защищать Японию или Корею ценой военных действий не понадобится) активной политической, дипломатической и экономической поддержкой с целью обеспечения регионального равновесия сил. Так Америка одновременно укрепит свое политическое влияние и поспособствует обеспечению стабильности в Азии.

Особенно важное значение получит миротворческая роль Америки на Востоке — в частности в отношениях между Японией и Китаем. Японско-американские связи, послужив почвой для примирения Японии и Китая, станут основой для согласованных усилий по формированию американско-японско-китайского трехстороннего сотрудничества. Этот треугольник обеспечит каркас для конструктивного урегулирования стратегических вопросов, возникающих из растущего регионального влияния Китая. Подобно тому как стабильность в Европе была бы немыслима без перехода франко-германского примирения в примирение между Германией и Польшей, в свою очередь, открывшего дорогу для негласной координации между Германией, Францией и Польшей в вопросах безопасности, так и целенаправленное поощрение углубляющихся китайско-японских отношений (особенно на общественном и культурном уровне) может стать отправной точкой для укрепления стабильности на Дальнем Востоке.

В контексте этого тройственного союза китайско-японское примирение поможет упрочить и сделать более всеобъемлющим сотрудничество между Америкой и Китаем. Китай знает, что обязательства Америки по отношению к Японии незыблемы, связывающие их узы надежны и безопасность Японии напрямую зависит от Америки. А Япония сознает, что конфликт с Китаем пагубно отразится на обеих сторонах, поэтому связи Америки с Китаем косвенным образом способствуют и японской безопасности и благополучию. При таком развитии событий Китай не будет рассматривать оборонную поддержку Японии Америкой как угрозу, а Япония не станет опасаться стремления Америки и Китая к более тесному партнёрству, граничащему, по сути, с образованием неофициальной «большой двойки». Укрепление трехсторонних взаимоотношений может, кроме того, уменьшить опасения Японии относительно возможного получения юанем статуса третьей мировой валюты, ещё больше усиливающего позиции Китая в существующей международной системе, и снизить беспокойство Штатов насчет будущей роли Китая.

В общем и целом активные действия Америки в Азии необходимы не только для обеспечения стабильности в регионе, но и в гораздо большей степени, чтобы создать обстановку, в которой китайско-американские отношения будут развиваться мирно и согласованно, перерастая в конечном итоге в широкомасштабное политическое и экономическое партнёрство. Отношения между Америкой и Китаем могут стать полигоном, на котором будет испытана способность самого населённого и самого экономически динамичного континента планеты сочетать внутренние успехи с региональной стабильностью.

В ходе мировой истории Америка уже доказала свое умение не пасовать перед трудностями. Однако в XXI веке трудности носят совсем иной характер, чем прежде. Современный мир переживает почти повсеместное политическое пробуждение — миллионы людей находятся в поиске путей к светлому будущему. Кроме того, в мире наблюдается рассредоточение сил — на Востоке стремительно растут несколько новых претендентов на мировое господство. И поэтому нынешний мир гораздо менее склонен подчиняться одной державе — даже такой мощной в военном отношении и политически влиятельной, как Соединённые Штаты. Однако, поскольку Америка ещё не Рим, а Китай ещё не Византия, стабильный глобальный порядок в конечном итоге зависит от способности Америки к обновлению и к тому, чтобы выступить для обретающего «второе дыхание» Запада проводником и гарантом, а для набирающего силу нового Востока — посредником и миротворцем.

10, 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Смотрите также

  • Триединство: Материя, Информация, МераТриединство: Материя, Информация, Мера
    Сейчас вся официальная академическая наука руководствуется всё тем же древним представлением о мироздании, которое было в древнем Египте. Первоначально и якобы «объективно существующими» философскими категориями в ней являются: материя, энергия, пространство и время. Но «энергия» — это переходная форма существования материи. Простейший пример: полено (твёрдая материя) сгорает и превращается в …
  • Неправильные медведи )))Неправильные медведи )))
    17, 1
  • О сланцевой революцииО сланцевой революции
    Следующая важная опора «дома на скале» — новые источники энергии, среди которых самыми популярными являются сланцевый газ и сланцевая нефть. Согласно прогнозу «Обзора мировых ресурсов» Международного энергетического агентства (IEA) от 2012 года, под влиянием сланцевой революции США превзойдут Саудовскую Аравию и станут крупнейшим производителем нефти в мире к 2017 году. …
  • Если для начала похороним 4 крупных банка…Если для начала похороним 4 крупных банка…
    Даже если у АСВ закончатся деньги, ЦБ продолжит рубить головы банкам, не побоится и из ТОП-15, потому что может себе это позволить. «Фонтанка» с экспертами изучила возможности Эльвиры Набиуллиной.   УК «Альфа-Капитал» на этой неделе одним прогнозом «похоронил» 4 крупнейших российских банка и потом со скандалом открестился от своих слов. …
  • Расшифровка )))Расшифровка )))
    65, 1
Management-Club.com © 2015-2017
Translate »