О русских иммигрантах

prev_1Присущая русским двойственность стереотипов поведения ярче всего проявляется в эмиграции. Здесь, как и на родине, наши соотечественники могут существовать в одном из двух режимов деятельности — нестабильном (конкурентном) или стабильном (застойно-иждивенческом). Выбор того или иного режима существования в решающей степени определяется внешней средой.
Мне пришлось много общаться с русскими иммигрантами в США, живущими как в маленьких городках, так и в мегалополисах, и разительные отличия в поведении тех и других не могли не броситься в глаза. Если судьба забрасывает нашего человека туда, где мало русских, где нет интенсивного общения с такими же недавними иммигрантами в США, где не от кого ждать помощи и совета, то вчерашний россиянин оказывается как бы в нестабильной эпохе. Он должен выжить в конкурентной среде, и в нем просыпаются соответствующие стереотипы поведения.
Одинокий русский иммигрант в США становится вполне добропорядочным жителем западного общества, он работает как вол, не хитрит и не мошенничает, голосует за консерваторов, платит налоги и проводит досуг с семьей (на родине он посчитал бы все это издевательством). «Меня тоже всегда поражало, почему русский человек, попадая в другую среду, практически сразу становится конкурентоспособным, а дома — ну никак?!»[344] В русской диаспоре практически нет деклассированных элементов, бомжей и т. д. В подавляющем большинстве это нормально зарабатывающие люди, средний класс.
Если же русский оказывается в среде, где уже достаточно много наших иммигрантов, где его изначально прибирают к рукам такие же, как он сам, то получается как бы маленький кусочек России, перенесенный в западное общество. В головах у наших людей включаются те самые стереотипы поведения, которые приводят к деградации системы управления из нестабильного состояния в стабильное.
Объединяясь в неформальные и даже формальные группы, русские иммигранты пристраиваются к системе социального обеспечения, ищут источники получения нетрудовых доходов, квалифицированнейшим образом получают разного рода льготы и пособия. Они проникают в поры западного общества и фактически паразитируют там, действуя как своего рода иммигрантский профсоюз, иногда прилепясь к другим, более богатым и влиятельным национальным общинам.
Например, в Нью-Йорке русские успешно «косят» под евреев, ходят в синагоги отмечаться в списках на получение разных пайков («Я, блин, два года в синагогу как на работу ходила!» — возмущенно жаловалась моему приятелю одна из иммигранток) и т. п. Когда количество русских иммигрантов достигает некой критической массы, они ведут себя так же, как на родине в застойный период, стремясь работать поменьше, а получать побольше, при этом брюзжа на государство и обманывая его. Разительный контраст с поведением «неорганизованных» русских иммигрантов, работящих и порядочных, чувствующих себя за границей, как в России в трудную нестабильную эпоху.
Прямо противоположное поведение демонстрируют китайские иммигранты, которые, будучи объединены в земляческие и подобные им неформальные группы, достигают гораздо больших успехов, чем поодиночке. У себя на родине, в условиях уравниловки и бюрократической системы, они работают далеко не с полной отдачей. Но, оказавшись за границей, китайцы уже во втором поколении становятся людьми среднего класса с высшим образованием, а в третьем — миллионерами, причем китайская община не препятствует этому, а помогает[345].
Можно констатировать, что система отношений в китайских общинах является в своей основе здоровой, так как помогает китайцам-иммигрантам подняться по жизненной лестнице благодаря честному труду и квалификации. Система же отношений, свойственная русским иммигрантским неформальным группам, видимо, изначально ущербна, потому что она препятствует эффективной работе и достижению профессиональных успехов.

72, 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Смотрите также

  • Видео: Что делать или Труба трубе. Историк Андрей ФурсовВидео: Что делать или Труба трубе. Историк Андрей Фурсов
    Что делать или Труба трубе. Историк Андрей Фурсов 91, 1
  • Школа — производство человека массыШкола — производство человека массы
    Формирование общества, в котором главным средством господства является манипуляция сознанием, в огромной степени зависит от типа школы.
Вслед за великими буржуазными революциями произошли pеволюции в «технологии» создания общества, и пpеобpазование школы занимает сpеди них особое место. Школа — одна из самых устойчивых, консервативных общественных институтов, «генетическая матрица» культуры. В соответствии с …
  • Степан Демура Новое на РБК 29-12-2017 ПРО Финансы — в том числе о биткоинахСтепан Демура Новое на РБК 29-12-2017 ПРО Финансы — в том числе о биткоинах
    79, 1
  • Вопрос о БогеВопрос о Боге
    Важнейший вопрос миропонимания — вопрос о Боге. Интеллект во Вселенной иерархичен и дискретен. Есть минеральная жизнь, жизнь растений, животных. Человек в этой иерархии не является венцом интеллекта во Вселенной. Над уровнем разума и интеллекта человека стоит много чего еще вплоть до Всевышнего Бога. Но как растение не может иметь представлений …
  • Книга: З. Бжезинский, Великая шахматная доска — Господство Америки и его геостратегические императивы (1997 год)Книга: З. Бжезинский, Великая шахматная доска — Господство Америки и его геостратегические императивы (1997 год)
    «Великая шахматная доска» Збигнева Бжезинского стоит в одном ряду с важнейшими произведениями политической мысли человечества — «Политикой» Аристотеля и «Государем» Макиавелли, «О войне» Клаузевица и «Столкновением цивилизаций» Хантингтона. Многочисленные переиздания книги Бжезинского, стойкого и последовательного противника СССР, показывают большой интерес широкой читающей аудитории к его теоретическим предсказаниям в области геополитики. …